Отчетность в ифнс: Представление налоговой и бухгалтерской отчётности | ФНС России

Содержание

Представление налоговой и бухгалтерской отчетности в электронной форме | ФНС России

Уважаемые пользователи!

Федеральная налоговая служба проводит пилотный проект по эксплуатации программного обеспечения, по представлению налоговой и бухгалтерской отчетности в электронной форме через Интернет-сайт ФНС России.

Вам предоставляется возможность бесплатно представить налоговую и бухгалтерскую отчетность в электронной форме.

Чтобы воспользоваться данным Интернет-сервисом, необходимо выполнение ряда технических условий. Поэтому предварительно внимательно ознакомьтесь с Порядком представления налоговой и бухгалтерской отчетности в электронной форме через Интернет-сайт ФНС России, а также со следующими документами:

Перечень наиболее часто задаваемых вопросов при использовании Интернет-сервиса

Методические рекомендации к Порядку представления налоговой и бухгалтерской отчетности в электронной форме через Интернет-сайт ФНС России.

При представлении налоговой и бухгалтерской отчетности требуется:

  • Получить идентификатор (если не получали ранее) и зарегистрировать сертификат электронной подписи посредством сервиса «Сервис получения идентификатора абонента»
  • Сформировать контейнер с отчетностью в ПК «Налогоплательщик ЮЛ»
  • Установить сертификат открытого ключа подписи МИ ФНС России по ЦОД
  • Установить корневой сертификат ФНС России и список отозванных сертификатов
Уважаемые пользователи! В соответствии с пунктом 3 статьи 80 и с пунктом 5 статьи 174 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость через настоящий сервис не принимаются.

Проверка электронных подписей государственных органов, в том числе электронных подписей, сформированных Федеральной налоговой службой, может быть осуществлена в электронном сервисе «Подтверждение подлинности ЭП», реализованном на официальном сайте Электронного правительства и размещенном по ссылке: https://www.gosuslugi.ru/pgu/eds

Перейти в «Сервис сдачи налоговой и бухгалтерской отчетности»

Сроки сдачи отчетности в ИФНС

Баланс с приложениями предприятия (и только они, т.к. ИП бухучет не ведут) должны отправить до 31 марта после того, как закончится отчетный год.

Не забывайте, что в этот же срок тот же пакет документов нужно отправить в территориальный орган статистики.

Для налоговых деклараций сроки такие:

  • НДС – до 25 апреля, июля, октября и января.
  • Налог на прибыль – до 28 числа после отчетного периода;
  • Налог на имущество – до 30 марта, плюс расчеты по авансовым платежам до 30 числа после квартала;
  • Сроки отчетности в ИФНС по НДФЛ:

3-НДФЛ – до 30 апреля;
2-НДФЛ – до 1 апреля;
6-НДФЛ – до 30 апреля, 31 июля, 31 октября и 1 апреля за год;
4-НДФЛ – в течение 5 дней после получения первой прибыли или после того, как доход по сравнению с аналогичным периодом прошлого года упадет или подрастет более, чем на 50%.

  • ЕНВД – до 20 числа после каждого квартала.
  • ЕСХН – до 31 марта.
  • Водный налог – 20 число после квартала;
  • НДПИ – последнее число месяца после истекшего налогового периода;
  • Транспортный и земельный налоги – до 1 февраля;
  • Расчет по страховым взносам – до 30 апреля, июля, октября и января.
  • Отчет о среднесписочной численности – до 20 января.
  • Сроки отчетности УСН:

ООО – до 31 марта;
ИП – до 30 апреля.

Что именно из этого списка нужно сдавать каждому конкретному предпринимателю и организации, зависит от применяемого режима налогообложения, вида деятельности, организационно-правовой формы и наличия наемных сотрудников.

Сдать налоговую отчетность в ФНС онлайн

Мы подготовили для вас подробные календари со сроками сдачи отчетности в ФНС и фонды отдельно для ОСНО, УСН и ЕНВД.

Кликнув на предстоящее событие, можно сразу сформировать нужный отчет – все необходимые для этого данные и реквизиты уже будут в сервисе, если вы вели учет в нем.

Параллельно система рассчитает налог к уплате и сформирует книгу учета доходов и расходов.

Подключитесь к сервису уже сейчас – и сдача отчетности в ИФНС в 2019 году станет делом нескольких минут.

Налоговая отчетность через интернет | Сдача отчетности в налоговую ИФНС через интернет

Способы сдать отчётность

  • лично отнести отчёт,
  • передать через представителя по доверенности,
  • отправить почтой,
  • отправить через интернет.

Некоторые виды отчётов можно сдавать только через интернет. Например, декларацию по НДС. А если у вас больше 10 сотрудников, то все виды отчётов нужно отправлять через интернет. 

Почему лучше сдавать отчёты через интернет?

  • Вы экономите время: не нужно ехать в налоговую и стоять в очереди.
  • Вы избегаете личного общения с контролирующими органами.
  • Если вы ведёте бизнес в одном городе, а зарегистрированы в другом, то сдать отчёт лично — непростая задача.

Налоговая отчётность через интернет

Что нужно, чтобы отправить отчёт через интернет:

  • электронная подпись, которую нужно получить в удостоверяющем центре, на ИП или директора организации,
  • договор со специализированным оператором связи, который будет осуществлять саму передачу отчетности.

В Эльбе вы можется подписывать отчёты электронной подписью и отправлять их в налоговую через интернет. 

Отчитывайтесь через интернет вместе с Эльбой!

Отправка отчёта происходит так: вы обмениваетесь с налоговой специальными файлами электронного формата отчета. Они подписываются не обычной ручной подписью, а цифровой. Цифровая подпись — это, упрощённо, файл с определённым набором символов. Все подписанные таким способом документы имеют такую же юридическую значимость, что и бумажные.

Сдавайте отчётность в три клика

Эльба — онлайн-бухгалтерия для ИП и ООО. Сервис подготовит отчётность, посчитает налоги и освободит время для полезных дел.

Этапы отчётности в налоговую

  1. Отправка отчёта — cпецоператор генерирует подтверждение даты отправки.
  2. Получение отчёта — налоговая присылает извещение о том, что получила ваш отчёт.
  3. Протокол проверки:
    • Уведомление об отказе — отчёт не принят, нужно исправить ошибки и перевыслать первичный отчёт.
    • Квитанция о приёме — отчёт принят. Считается, что вы сдали его в дату отправки.
    • Уведомление об уточнении — отчёт нужно корректировать. Исправьте отчёт и перевышлите со следующем номером корректировки.
    • Извещение о вводе — всё закончилось, вы сдали отчёт.

Документооборот обычно занимает до двух суток.

Электронная отчётность в ИФНС. Подключение к налоговой в Зеленограде, Химках, Солнечногорске и других районах.

С чего начинает художник при создании своего произведения? Конечно, с выбора холста. Точно так же и вам, прежде чем заполнять декларацию, необходимо выбрать ее правильную действующую форму. А если учесть, что за последние 3 года форма, например, декларации по налогу на добавленную стоимость изменилась 5 (!) раз, то можно представить, насколько непросто уследить за всеми изменениями в законодательстве. С использованием СБиС++ все, что вам необходимо, — это подключить Интернет и загрузить программу. Обновление программы и форм произойдет автоматически. Указав в СБиС++ налогоплательщика и отчётный период, вы увидите только те декларации, которые сдает этот плательщик, и только в той редакции, которая действует в данном периоде.

Ну и конечно, мы гарантируем вам на 100%, что в СБиС++ вы найдете любую необходимую форму налоговой или бухгалтерской отчётности. Даже такие экзотические, как, например, «Сведения о выданных лицензиях на пользование объектами животного мира». В настоящее время в системе реализовано более 180 (!) различных форм бухгалтерской и налоговой отчётности. Вы можете ознакомиться с полным списком реализованных форм в СБиС++. Мы уверены, что иметь в своем распоряжении полный комплект форм отчётности для вас также важно, как для художника иметь все цвета на палитре!

Заполнение налоговой декларации – это очень трудоемкая и кропотливая работа. Поэтому мы постарались максимально упростить ее для вас.

Все декларации в СБиС++ представлены в привычной для бухгалтера форме бумажных бланков. Если вы раньше заполняли декларацию в бумажном виде или в бланке Excel, при использовании нашей программы вам не нужно переучиваться.

Если вы хотя бы раз заполняли декларацию в бумажной форме, то, безусловно, знаете что в ней «куча» показателей, которые рассчитываются на основании других, причем часто расположенных на других страницах. Например, в декларации по НДС для заполнения строки 040 в разделе 1 «Сумма налога, исчисленная к уплате в бюджет за данный налоговый период» используется 5 показателей, расположенных на разных страницах. Чтобы вам не пришлось «бегать» без конца по отчёту и запоминать эти цифры, СБиС++ все посчитает за вас. Функция авторасчета совершает все необходимые действия в считанные секунды и без ошибок. И, соответственно, формирование всей налоговой декларации происходит быстро, точно и эффективно. Благодаря использованию СБиС++, бухгалтер избавляется от кропотливой вычислительной работы, высвобождает массу времени, будучи на 100% уверенным в правильности полученного результата.

Заполненные с применением авторасчета поля в отчётах выделены серым цветом и недоступны для изменения. Как же в таком случае выполнить корректировку данных отчёта? Как всегда в СБиС++ все просто! Достаточно в шапке декларации установить флаг «Отключить автоматический расчет».

После этого вы сможете скорректировать любой показатель в отчёте, даже указав, что 2+2 равно 5. Только помните, что это утверждение вам необходимо будет доказать инспектору.

На практике у бухгалтеров также часто возникает необходимость предоставления в налоговую инспекцию корректирующих отчётов. Чаще всего корректировать приходится декларации, подготовленные в прошлых отчётных периодах, причем в многостраничной декларации реально исправляется всего лишь несколько показателей. Для того чтобы «забить ее с нуля», может потребоваться много вашего драгоценного времени. Кроме этого корректирующий отчёт должен быть составлен в форме исходного, хотя и в текущем отчётном периоде, поэтому вам необходимо выбрать нужную форму из 10 вариантов. Чтобы всего этого не делать, есть СБиС++. Для создания корректирующего отчёта вам нужно всего лишь нажать на кнопку «Корректирующий отчёт» на фоновом окне программы и выбрать исходный отчёт для корректировки, например, декларацию по НДС за II квартал 2005 года:

В результате СБиС++ автоматически перенесет все данные из исходной декларации в корректирующую, которую создаст в текущем отчётном периоде – в III квартале 2008 года.

Сервер-Центр: электронный документооборот | Отчётность через интернет






Налоговая отчётность



Статистика



ПФР



ФСС



Как подключиться



Технические условия



Правовое обеспечение



В настоящее время налогоплательщики, подключенные к системе «Отчетность», имеют возможность получать следующие услуги:

  • Передавать налоговую и бухгалтерскую отчетность в соответствии с форматом, утверждаемым ФНС
  • Обмениваться с налоговой инспекцией информацией в произвольном виде. Например, отправить в инспекцию расшифровку бухгалтерского баланса. Или оперативно получить рассылку с изменениями, касающимися работы с налогоплательщиками
  • Запрашивать в инспекции информацию о состоянии расчетов с бюджетом в автоматическом режиме offline (подсистема ИОН)
  • Обратите внимание: ФНС рассылает требования о предоставлении документов или оплате налогов только в электроном виде. Ответ требуется предоставить в течение 5-ти рабочих дней

Перечень Управлений ФНС России, подключенных к Cистеме:

  • Подключены все инспекции РФ

Как подключиться?

Посмотреть тариф и установить программу для электронной отчетности «Почтовый агент»

Читайте в соответствующем разделе


Отчётность через интернет



Удостоверяющий центр



Услуги связи



Разработка ПО





О компании



Тарифы



Поддержка




Сроки обработки налоговых отчетов контролирующими органами

СБиС налоговая отчетность через интернет и сроки обработки отчетов

В процессе документооборота по каждому отправленному через СБИС++ отчету Вы получаете ряд юридически значимых документов от оператора (Компании «Тензор») и контролирующего органа. Для того, чтобы обновить информацию о пришедших ответах, необходимо нажать кнопку «Получить ответы», находящуюся в правом нижнем углу программы (Рис. 1).


Рис. 1

Все ответы хранятся вместе с отправленным отчетом. Для их просмотра:

  1. Откройте нужный отчет клавишей <Enter> или двойным кликом мыши.
  2. На вкладке «Прохождение», появившейся после отправки отчета, Вы увидите полученные ответы от оператора связи и гос. органа. Кликните по названию интересующего документа (Рис.2).
Скачать документы


Рис. 2

Документ откроется в отдельном окне.

Рассмотрим подробнее виды ответов и сроки, в течение которых должен предоставить ответ тот или иной контролирующий орган.

 

В соответствии с Приказом ФНС России № ММ-7-6/[email protected] от 02.11.2009, в течение 2-х часов после отправки отчета в ФНС Вы получаете Подтверждение даты отправки от спецоператора (Компании «Тензор»). В большинстве случаев, если нет сбоев в соединении Вашего рабочего места с сетью Интернет, Вы получите Подтверждение в течение нескольких секунд. Именно дата, указанная в этом Подтверждении, и является датой подачи отчета (аналогично почтовому штемпелю в бумажном документообороте).

Затем, не позднее следующего рабочего дня после отправки налоговой декларации (бухгалтерской отчетности) налогоплательщик последовательно получает следующие документы от налоговой инспекции (Рис.3):


Рис. 3

  • Извещение о получении;
  • Квитанция о приеме – документ, который свидетельствует, что отчет прошел форматно-логическую проверку. Квитанция подтверждает факт исполнения налогоплательщиком своей обязанности по представлению отчетности, но не является подтверждением того, что отчет сдан. Если представленный отчет не прошел проверку на соответствие формату, то вместо квитанции о приеме, налогоплательщик получает Уведомление об отказе с указанием причин отказа. Это означает, что отчет не принят. Необходимо исправить ошибки и повторить отправку отчета.
  • Извещение о вводе – документ, подтверждающий факт переноса данных отчета в информационные ресурсы налогового органа. Именно этот документ означает то, что ваш отчет принят. Если в отчете содержатся ошибки, то налоговая инспекция высылает в адрес налогоплательщика Уведомление об уточнении, в котором указываются ошибки и содержится сообщение о необходимости представления пояснений или внесения соответствующих исправлений. Это означает, что отчет принят, но требуются уточнения. Необходимо сформировать и отправить корректирующий отчет с необходимыми уточнениями.

Мы рекомендуем отправлять отчетность в ФНС за 2 рабочих дня до истечения сроков подачи отчетности, чтобы иметь возможность представить в срок отчет с исправлениями.

 

Электронная отчетность в Пенсионный Фонд через СБИС.

При отправке отчетности в Пенсионный Фонд, согласно Распоряжению Правления ПФ РФ № 190р от 11.10.2007, оператор не формирует Подтверждение, в отличие от передачи отчетности в ФНС, а только передает отчетность в отделение ПФ РФ.

Согласно Информации Пенсионного фонда России от 20 мая 2011 г. «Изменения в порядке представления страхователями отчетности по персонифицированному учету и страховым взносам в органы ПФР в 2011 году в электронном виде», Пенсионный фонд в течение 4 рабочих дней отправляет страхователю квитанцию о получении файла (отчета). Наличие квитанции свидетельствует о том, что отчет был получен Пенсионным фондом, но еще не проверен.
Далее, Пенсионный фонд, проверив файл с отчетом, в течение еще 6-ти рабочих дней формирует протокол проверки (Рис. 4).


Рис. 4

Протокол может быть двух видов:

  • Положительный протокол свидетельствует об успешной сдаче отчетности. В случае получения положительного протокола, датой представления отчетности является дата формирования квитанции о доставке.
  • Отрицательный протокол говорит о том, что при проверке были найдены ошибки. Электронная отчетность не представлена. В случае получения отрицательного протокола необходимо исправить ошибки и повторно отправить сведения.

Таким образом, суммарно весь цикл может занять 10 рабочих дней. Поэтому, чтобы иметь возможность, в случае обнаружения ошибок, отправить сведения повторно, старайтесь отправить отчет не позднее, чем за 10 рабочих дней до окончания срока отчетности.

Электронная отчетность в

Фонд социального страхования Российской Федерации (ФСС) через СБИС.

В соответствии с приказом ФСС РФ от 12.02.2010 г. № 19, отправленный отчет передается на шлюз ФСС, а затем обрабатывается в течение 24 часов с момента получения (Рис. 5).


Рис. 5.

После обработки Вы получаете Квитанцию либо протокол проверки.

  • Квитанция свидетельствует о том, что контроль на шлюзе успешно пройден, расчет считается представленным.
  • Протокол проверки свидетельствует о том, что отчет не прошел первичный контроль на соответствие файла электронному формату и корректность ЭЦП. Расчет считается не представленным. Необходимо исправить ошибки и выслать расчет заново. При этом датой представления расчета будет считаться дата получения Фондом уже исправленного расчета, успешно прошедшего этапы контроля.

Поэтому рекомендуем отправлять отчеты в ФСС за 48 часов до окончания срока отчетности, чтобы иметь возможность представить в срок отчет с исправлениями.

Электронная отчетность в Росстат через СБИС.

В соответствии с приказом Росстата №370 от 27 октября 2010 г., в течение 1-го рабочего дня с момента отправки отчета, абоненту высылается:

  • Подтверждение спецоператора (Компании «Тензор»), содержащее дату отправки статистических данных (обычно поступает в течение нескольких секунд).
  • Квитанция (извещение) о получении первичных статистических данных, формируемое Территориальным Органом Государственной Статистики (ТОГС).

Затем, в течение 2-х рабочих дней с момента получения отчета, ТОГС проверяет полученные от абонента данные и формирует один из документов (Рис. 6):

  • Положительный протокол (уведомление о приеме в обработку) — подтверждает факт представления отчетности. Отчет принят.
  • Отрицательный протокол (уведомление об ошибке, о несоответствии формату) — содержит описание причин, по которым статистические данные не были приняты. В этом случае следует сформировать отчет, содержащий исправленные данные, и повторно выслать его в адрес ТОГС.


Рис. 6

Таким образом, рекомендуется отправлять отчеты в органы статистики за 4 рабочих дня, чтобы иметь возможность исправить ошибки и отправить отчет повторно в срок.

И еще раз напоминаем: для того, чтобы проверить наличие ответов от оператора или налоговой инспекции, нужно нажать «Получить ответы». Если какой-либо ответ не пришел в установленный срок, свяжитесь с техподдержкой СБиС:

+7 (495) 956-08-80 – доступна в рабочие дни,
+7 (495) 988-37-95 – федеральная тех.поддержка, доступна круглосуточно без выходных.

Начните работать со СБИС++
ПРЯМО СЕЙЧАС!

Бесплатно Платно

Сдаем отчетность на сайте Налог. ру

  • Без посредников
  • Условно бесплатно
  1. Будут доп. траты
Перейти на сайт ФНС

Как отправлять отчеты, подготовленные в своей бухгалтерской программе?

В личном кабинете на сайте ФНС можно отправлять отчеты, подготовленные в любой другой программе учета (1С, Бухсофт, Контур, Инфо-Предприятие и другие). Но эти отчеты обязательно «пропускать» через программу «Налогоплательщик ЮЛ», ведь именно в ней формируется транспортный контейнер – обязательное условие для отправки отчетов через nalog.ru.

Программу «Налогоплательщик ЮЛ» можно бесплатно скачать на сайте налоговой, инструкция по работе прилагается к установочному файлу. Там же выкладываются обновления к программе – обновлять ее мы рекомендуем перед каждым отчетным периодом.

После формирования отчета и выгрузки его из «Налогоплательщика», необходимо:

  1. Зайти в личный кабинет на сайте ФНС.
  2. Перейти в раздел «Представление налоговой и бухгалтерской отчетности в электронном виде»:
  3. Пройти процедуру технической проверки условий работы с сервисом. Сайт проверит, соответствует ли компьютер требованиям, то есть:
    1. Установлена ли ЭЦП.
    2. Осуществлен ли вход из браузера Internet Explorer.
    3. Есть ли средство криптозащиты.
    4. Установлена ли на компьютере нужная версия операционной системы Windows.
  4. Когда проверка будет пройдена, вы увидите на экране 4 зеленые галочки. В этом окне нужно будет нажать на кнопку «Начать работу с сервисом».
  5. При самом первом входе в личный кабинет требуется обязательно заполнить «Профиль пользователя» – название компании, ИНН, КПП. В дальнейшем этот шаг будет отсутствовать.
  6. Теперь можно открыть основной интерфейс личного кабинета. Здесь все просто:
  7. В пункте меню «Загрузка файла» необходимо загрузить заранее приготовленный файл с отчетом. Это будет тот самый файл в формате xml, пропущенный через программу «Налогоплательщик ЮЛ». Нажимайте на кнопку «Отправить» – и начнется передача файла. После этого личный кабинет автоматически переадресует вас на страницу проверки статуса отчета. Здесь можно будет увидеть свежий отчет (и все ранее загруженные отчеты тоже). Состояние у нового файла будет «в ожидании». После того, как состояние декларации изменится на «Завершено (успешно)», отчетность считается принятой.

Читайте также:


Как отправлять отчеты, если своей программы для их формирования нет?

Сформировать отчеты можно в программе «Налогоплательщик ЮЛ». Это придется делать вручную, но зато бесплатно.

Как мы уже писали выше, скачать программу можно на сайте ФНС вместе с инструкцией по работе в ней.

Как следить за состоянием отправки отчета и получать подтверждения?

Все сданные через личный кабинет ФНС отчеты отображаются в пункте меню «Список переданных файлов»:

По каждому отчету можно подсмотреть подробности, нажав на ссылку в столбце «Состояние». Здесь будут видны все детали, а также можно скачать документы-подтверждения или справку от отказе:

Можно ли переписываться с налоговой через личный кабинет?

На сайте nalog.ru говорится о том, что через личный кабинет также можно:

  • Делать запросы в налоговую по задолженности перед бюджетом, по переплатам, зачете и возврате переплат и т.п.
  • Получать выписку из ЕГРН в отношении самого себя.
  • Сверяться с налоговой по состоянию расчетов по налогам, пеням, штрафам и т.п.
  • Отправлять в ФНС заявления на уточнение невыясненного платежа, платежных документов (если в них вы нашли ошибки самостоятельно), заявления о зачете/возврате переплаты.
  • Подавать документы на регистрацию юрлица, внесение изменений в ЕГРЮЛ, постановку на учет обособленных подразделений и снятие их с учета, постановку на учет в качестве плательщиков ЕНВД.
Перейти на сайт Nalog.ru

Интерфероны типа I при инфекционных заболеваниях

  • 1

    Пестка, С., Краузе, К. Д. и Вальтер, М. Р. Интерфероны, интерфероноподобные цитокины и их рецепторы. Immunol. Ред. 202 , 8–32 (2004).

    CAS PubMed Google ученый

  • 2

    Шенборн, Дж. Р. и Уилсон, С. Б. Регулирование интерферона-γ во время врожденных и адаптивных иммунных ответов. Adv. Иммунол. 96 , 41–101 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 3

    О’Брайен, Т. Р., Прокунина-Олссон, Л. и Доннелли, Р. П. IFN-λ4: парадоксальный новый член семейства интерферонов λ. J. Interferon Cytokine Res. 34 , 829–838 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 4

    Прокунина-Ольссон, Л. и др. Вариант выше IFNL3 ( IL28B ), создающий новый ген интерферона IFNL4 , связан с нарушением клиренса вируса гепатита С. Nature Genet. 45 , 164–171 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 5

    Витте К., Витте Э., Сабат Р. и Волк К. IL-28A, IL-28B и IL-29: многообещающие цитокины с интерфероноподобными свойствами I типа. Cytokine Growth Factor Rev. 21 , 237–251 (2010).

    CAS PubMed Google ученый

  • 6

    Дурбин Р.К., Котенко, С. В., Дурбин, Дж. Э. Индукция и функция интерферона на поверхности слизистой оболочки. Immunol. Ред. 255 , 25–39 (2013).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 7

    Ян Н. и Чен З. Дж. Внутренний противовирусный иммунитет. Nature Immunol. 13 , 214–222 (2012).

    CAS Google ученый

  • 8

    Губо, Д., Deddouche, S. & Reis e Sousa, C. Цитозольное зондирование вирусов. Иммунитет 38 , 855–869 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 9

    Палудан С. Р. и Боуи А. Г. Иммунное зондирование ДНК. Иммунитет 38 , 870–880 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 10

    Лебер, Дж.H. et al. Четкие TLR- и NLR-опосредованные транскрипционные ответы на внутриклеточный патоген. PLoS Pathog. 4 , e6 (2008).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 11

    Pandey, A. K. et al. NOD2, RIP2 и IRF5 играют решающую роль в ответе интерферона типа I на Mycobacterium tuberculosis . PLoS Pathog. 5 , e1000500 (2009).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12

    Ватанабэ, Т.и другие. NOD1 способствует защите хозяина мыши против Helicobacter pylori посредством индукции IFN типа I и активации сигнального пути ISGF3. J. Clin. Инвестировать. 120 , 1645–1662 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13

    Морейра, Л. О. и Замбони, Д. С. Передача сигналов NOD1 и NOD2 при инфекции и воспалении. Фронт. Иммунол. 3 , 328 (2012).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 14

    Мойна, П. Н. Передача сигналов TLR и активация IRF: возвращение к старым друзьям из пути NF-κB. Trends Immunol. 26 , 469–476 (2005).

    CAS PubMed Google ученый

  • 15

    Хонда, К., Такаока, А. и Танигучи, Т. Индукция гена интерферона типа I семейством факторов регуляции интерферона факторов транскрипции. Иммунитет 25 , 349–360 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 16

    Тамура Т., Янаи Х., Савицкий Д. и Танигучи Т. Факторы транскрипции семейства IRF в иммунитете и онкогенезе. Annu. Rev. Immunol. 26 , 535–584 (2008).

    CAS PubMed Google ученый

  • 17

    Ивашкив, Л. Б., Донлин, Л.T. Регуляция интерфероновых ответов типа I. Nature Rev. Immunol. 14 , 36–49 (2014). Этот обзор является прекрасной прелюдией к настоящему обзору и более подробно описывает молекулярные механизмы регуляции IFN типа I.

    CAS Google ученый

  • 18

    Раух И., Мюллер М. и Деккер Т. Регулирование воспаления интерферонами и их STAT. ДЖАКСТАТ 2 , e23820 (2013).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 19

    Верстег, Г. А. и Гарсиа-Састре, А. Вирусные уловки для блокировки системы интерферона типа I. Curr. Opin. Microbiol. 13 , 508–516 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 20

    Макнаб, Ф. В., Райсбаум, Р., Стоу, Дж. П. и О’Гарра, А. Белки с тройным мотивом и регуляция врожденного иммунитета. Curr. Opin. Иммунол. 23 , 46–56 (2011).

    CAS PubMed Google ученый

  • 21

    Даймонд, М. С. и Шоггинс, Дж. У. Скрининг фактора ограничения хозяина: пусть вирус сделает свою работу. Cell Host Microbe 14 , 229–231 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 22

    Muller, U. et al. Функциональная роль интерферонов типа I и типа II в противовирусной защите. Наука 264 , 1918–1921 (1994).

    CAS PubMed Google ученый

  • 23

    Халлер О., Арнхейтер Х., Грессер И. и Линденманн Дж. Вирус-специфическое действие интерферона. Защита новорожденных носителей Mx от летального заражения вирусом гриппа. J. Exp. Med. 154 , 199–203 (1981).

    CAS PubMed Google ученый

  • 24

    Дурбин, Дж.E. et al. IFN типа I модулирует врожденный и специфический противовирусный иммунитет. J. Immunol. 164 , 4220–4228 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 25

    Garcia-Sastre, A. et al. Роль интерферона в тканевом тропизме вируса гриппа. J. Virol. 72 , 8550–8558 (1998).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 26

    Кернер, И., Кохс, Г., Калинке, У., Вайс, С. и Стахели, П. Защитная роль β-интерферона в защите хозяина от вируса гриппа А. J. Virol. 81 , 2025–2030 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 27

    Прайс, Г. Э., Гашевска-Мастарларц, А. и Москофидис, Д. Роль α / β и γ интерферонов в развитии иммунитета к вирусу гриппа А у мышей. J. Virol. 74 , 3996–4003 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 28

    Mordstein, M. et al. λ Интерферон делает эпителиальные клетки дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта устойчивыми к вирусным инфекциям. J. Virol. 84 , 5670–5677 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 29

    Mordstein, M. et al. Интерферон-λ способствует врожденному иммунитету мышей против вируса гриппа А, но не против гепатотропных вирусов. PLoS Pathog. 4 , e1000151 (2008). Это исследование демонстрирует повторяющуюся роль IFN типа I и типа III в ответе против вируса гриппа, проясняя путаницу, возникшую из более ранней литературы, в которой сообщалось, что IFN типа I не могут учитывать потребность в передаче сигналов STAT1 для защиты от инфекции вируса гриппа.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 30

    Crotta, S.и другие. Интерфероны типа I и типа III управляют избыточными петлями амплификации для индукции транскрипционной сигнатуры в инфицированном гриппом эпителии дыхательных путей. PLoS Pathog. 9 , e1003773 (2013). Это исследование демонстрирует повторяющуюся роль передачи сигналов IFN типа I и типа III в эпителиальных клетках в ответе против вируса гриппа, проясняя путаницу, возникшую в более ранней литературе по поводу защиты от инфекции вируса гриппа.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 31

    Казанова, Дж.Л., Холланд, С. М. и Нотаранджело, Л. Д. Врожденные ошибки человеческих JAK и STAT. Иммунитет 36 , 515–528 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 32

    Zhang, S. Y. et al. Врожденные ошибки опосредованного интерфероном (IFN) иммунитета у людей: понимание соответствующих ролей IFN-α / β, IFN-γ и IFN-λ в защите хозяина. Immunol. Ред. 226 , 29–40 (2008).

    CAS PubMed Google ученый

  • 33

    Suppiah, V. et al. IL28B связан с ответом на терапию интерфероном-α хронического гепатита С и рибавирином. Nature Genet. 41 , 1100–1104 (2009).

    CAS PubMed Google ученый

  • 34

    Tanaka, Y. et al. Полногеномная ассоциация IL28B с ответом на терапию пегилированным интерфероном-α и рибавирином при хроническом гепатите С. Nature Genet. 41 , 1105–1109 (2009).

    CAS PubMed Google ученый

  • 35

    Ge, D. et al. Генетическая изменчивость в IL28B предсказывает вирусный клиренс, вызванный лечением гепатита С. Природа 461 , 399–401 (2009).

    CAS PubMed Google ученый

  • 36

    Thomas, D. L. et al. Генетическая изменчивость IL28B и спонтанное избавление от вируса гепатита С. Природа 461 , 798–801 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 37

    Sandler, N.G. et al. Реакция интерферона I типа у макак-резусов предотвращает инфекцию SIV и замедляет прогрессирование заболевания. Природа 511 , 601–605 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 38

    Эверит, А.R. et al. IFITM3 ограничивает заболеваемость и смертность от гриппа. Природа 484 , 519–523 (2012). Это исследование предоставило первые доказательства того, что генетика хозяина ( IFITM3 ) вносит вклад в предрасположенность человека к инфекции вируса гриппа.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 39

    Zhang, Y.H. et al. Интерферон-индуцированный генетический вариант трансмембранного белка-3 rs12252-C связан с тяжелым гриппом у китайцев. Nature Commun. 4 , 1418 (2013). Это исследование, продолжающееся по ссылке 38, показывающее, что IFITM3 вариантов, которые влияют на тяжесть инфекции вируса гриппа, преобладают в китайском населении.

    Google ученый

  • 40

    Staeheli, P., Grob, R., Meier, E., Sutcliffe, J. G. & Haller, O. Восприимчивые к вирусу гриппа мыши несут генов Mx с большой делецией или бессмысленной мутацией. Мол. Клетка. Биол. 8 , 4518–4523 (1988).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 41

    Хорисбергер, М. А., Стахели, П. и Халлер, О. Интерферон индуцирует уникальный белок в клетках мыши, несущих ген устойчивости к вирусу гриппа. Proc. Natl Acad. Sci. США 80 , 1910–1914 (1983).

    CAS PubMed Google ученый

  • 42

    Хорби, П., Нгуен, Н. Ю., Данстан, С. Дж. И Бэйли, Дж. К. Роль генетики хозяина в восприимчивости к гриппу: систематический обзор. PLoS ONE 7 , e33180 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 43

    Дауэр М. и др. Интерферон-α выводит из строя предшественников дендритных клеток: дендритные клетки, полученные из обработанных интерфероном-α моноцитов, имеют дефекты созревания и стимуляции Т-клеток. Иммунология 110 , 38–47 (2003).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 44

    Lapenta, C. et al. Мощный иммунный ответ против ВИЧ-1 и защита от заражения вирусом у мышей hu-PBL-SCID, иммунизированных инактивированными дендритными клетками с импульсным воздействием вируса, генерированными в присутствии IFN-α. J. Exp. Med. 198 , 361–367 (2003).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 45

    Сантини, S.M. et al. Интерферон типа I как мощный адъювант для развития и активности моноцитов дендритных клеток in vitro и у мышей Hu-PBL-SCID. J. Exp. Med. 191 , 1777–1788 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 46

    Santodonato, L. et al. Дендритные клетки, происходящие из моноцитов, созданные после кратковременного культивирования с IFN-α и гранулоцитарно-макрофагальным колониестимулирующим фактором, стимулируют мощный Т-клеточный ответ CD8 + , специфичный для вируса Эпштейна-Барра. J. Immunol. 170 , 5195–5202 (2003).

    CAS PubMed Google ученый

  • 47

    Хам, Б., Трифило, М. Дж., Зунига, Э. И. и Олдстон, М. Б. Вирусы уклоняются от иммунной системы через опосредованную интерфероном I типа STAT2-зависимую, но независимую от STAT1 передачу сигналов. Иммунитет 22 , 247–257 (2005).

    CAS PubMed Google ученый

  • 48

    Ито, Т.и другие. Дифференциальная регуляция субпопуляций дендритных клеток крови человека с помощью IFN. J. Immunol. 166 , 2961–2969 (2001).

    CAS PubMed Google ученый

  • 49

    Montoya, M. et al. Интерфероны типа I, продуцируемые дендритными клетками, способствуют их фенотипической и функциональной активации. Кровь 99 , 3263–3271 (2002).

    CAS PubMed Google ученый

  • 50

    Ле Бон, А.и другие. Перекрестный прайминг CD8 + Т-клеток, стимулированных вирус-индуцированным интерфероном I типа. Nature Immunol. 4 , 1009–1015 (2003).

    CAS Google ученый

  • 51

    Le Bon, A. et al. Прямая стимуляция Т-клеток IFN типа I усиливает Т-клеточный ответ CD8 + во время перекрестного прайминга. J. Immunol. 176 , 4682–4689 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 52

    Спадаро, Ф.и другие. IFN-α усиливает перекрестную презентацию в дендритных клетках человека, модулируя выживание антигена, маршрутизацию эндоцитов и процессинг. Кровь 119 , 1407–1417 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 53

    Parlato, S. et al. Экспрессия хемокинов CCR-7, MIP-3β и Th-1 в дендритных клетках, полученных из моноцитов, индуцированных IFN типа I: важность для быстрого приобретения мощной миграционной и функциональной активности. Кровь 98 , 3022–3029 (2001).

    CAS PubMed Google ученый

  • 54

    Rouzaut, A. et al. Дендритные клетки прикрепляются к лимфатическому эндотелию и мигрируют через него в ответ на IFN-α. евро. J. Immunol. 40 , 3054–3063 (2010).

    CAS PubMed Google ученый

  • 55

    Gautier, G. et al. Аутокринно-паракринная петля интерферона типа I участвует в индуцированной Toll-подобным рецептором секреции дендритными клетками интерлейкина-12p70. J. Exp. Med. 201 , 1435–1446 (2005).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 56

    Cousens, L. P., Orange, J. S., Su, H. C. & Biron, C. A. Ингибирование интерфероном-α / β выработки интерлейкина 12 и интерферона-γ in vitro и эндогенно во время вирусной инфекции. Proc. Natl Acad. Sci. США 94 , 634–639 (1997).

    CAS PubMed Google ученый

  • 57

    Далод, М.и другие. Ответы интерферона α / β и интерлейкина 12 на вирусные инфекции: пути регуляции экспрессии цитокинов дендритных клеток in vivo . J. Exp. Med. 195 , 517–528 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 58

    Orange, J. S., Wolf, S. F. и Biron, C. A. Влияние IL-12 на реакцию и восприимчивость к экспериментальным вирусным инфекциям. J. Immunol. 152 , 1253–1264 (1994).

    CAS PubMed Google ученый

  • 59

    Orange, J. S. et al. Механизм опосредованной интерлейкином 12 токсичности при экспериментальных вирусных инфекциях: роль фактора некроза опухоли и глюкокортикоидов. J. Exp. Med. 181 , 901–914 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 60

    Le Bon, A. et al. Усиление ответа антител за счет прямой стимуляции В- и Т-клеток IFN типа I. J. Immunol. 176 , 2074–2078 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 61

    Хавенар-Доутон, К., Колумам, Г. А. и Мурали-Кришна, К. Прямое действие IFN типа I на Т-клетки CD4 имеет решающее значение для поддержания клональной экспансии в ответ на вирусную, но не бактериальную инфекцию. J. Immunol. 176 , 3315–3319 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 62

    Бринкманн, В., Geiger, T., Alkan, S. & Heusser, C.H. Интерферон α увеличивает частоту продуцирования интерферона γ человеческими CD4 + Т-клетками. J. Exp. Med. 178 , 1655–1663 (1993).

    CAS PubMed Google ученый

  • 63

    Hofer, M. J. et al. У мышей с дефицитом STAT1, но не STAT2 или IRF9, после инфицирования вирусом лимфоцитарного хориоменингита развивается летальное заболевание, опосредованное Т-клетками CD4 + . J. Virol. 86 , 6932–6946 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 64

    Lazear, H. M., Pinto, A. K., Vogt, M. R., Gale, M. Jr & Diamond, M. S. β-Интерферон контролирует вирусную инфекцию Западного Нила и патогенез у мышей. J. Virol. 85 , 7186–7194 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 65

    Шиоу, Л.R. et al. CD69 действует ниже интерферона-α / β, подавляя выход S1P1 и лимфоцитов из лимфоидных органов. Природа 440 , 540–544 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 66

    Petricoin, E. F. et al. Антипролиферативное действие интерферона-α требует компонентов передачи сигналов Т-клеточного рецептора. Nature 390 , 629–632 (1997).

    CAS PubMed Google ученый

  • 67

    Казер, А., Nagata, S. & Tilg, H. Интерферон α усиливает вызванную активацией смерть Т-клеток за счет усиления экспрессии Fas (CD95 / APO-1) и лиганда Fas. Cytokine 11 , 736–743 (1999).

    CAS PubMed Google ученый

  • 68

    Маршалл, Х. Д., Урбан, С. Л. и Уэлш, Р. М. Индуцированное вирусом временное подавление иммунитета и ингибирование пролиферации Т-клеток интерфероном типа I. J. Virol. 85 , 5929–5939 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 69

    Bromberg, J. F., Horvath, C. M., Wen, Z., Schreiber, R. D. и Darnell, J. E. Jr. Транскрипционно активный Stat1 необходим для антипролиферативного действия как интерферона α, так и интерферона γ. Proc. Natl. Акад. Sci. США 93 , 7673–7678 (1996).

    CAS PubMed Google ученый

  • 70

    Ли, К.K., Smith, E., Gimeno, R., Gertner, R. & Levy, D. E. STAT1 влияет на выживаемость и пролиферацию лимфоцитов, частично независимо от его роли после IFN-γ. J. Immunol. 164 , 1286–1292 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 71

    Tanabe, Y. et al. Роль STAT1, STAT3 и STAT5 в ответах IFN-α / β в Т-лимфоцитах. J. Immunol. 174 , 609–613 (2005).

    CAS PubMed Google ученый

  • 72

    Маррак, П., Kappler, J. & Mitchell, T. Интерфероны типа I поддерживают активность активированных Т-клеток. J. Exp. Med. 189 , 521–530 (1999).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 73

    Aichele, P. et al. CD8 T-клетки, специфичные для вируса лимфоцитарного хориоменингита, требуют рецептора IFN типа I для клональной экспансии. J. Immunol. 176 , 4525–4529 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 74

    Колумам, Г.А., Томас, С., Томпсон, Л. Дж., Спрент, Дж. И Мурали-Кришна, К. Интерфероны типа I действуют непосредственно на Т-клетки CD8, обеспечивая клональную экспансию и формирование памяти в ответ на вирусную инфекцию. J. Exp. Med. 202 , 637–650 (2005).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 75

    Curtsinger, J. M., Valenzuela, J. O., Agarwal, P., Lins, D. & Mescher, M. F. IFN типа I обеспечивают третий сигнал CD8 T-клеткам для стимуляции клональной экспансии и дифференцировки. J. Immunol. 174 , 4465–4469 (2005).

    CAS PubMed Google ученый

  • 76

    Keppler, SJ, Rosenits, K., Koegl, T., Vucikuja, S. & Aichele, P. Цитокины Signal 3 как модуляторы первичных иммунных ответов во время инфекций: взаимодействие IFN типа I и IL-12 в ответах Т-лимфоцитов CD8. PLoS ONE 7 , e40865 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 77

    Гимено, Р., Lee, C.K., Schindler, C. & Levy, D. E. Stat1 и Stat2, но не Stat3, регулируют противоречивые сигналы роста, вызванные интерфероном α / β в Т-лимфоцитах. Мол. Клетка. Биол. 25 , 5456–5465 (2005).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 78

    Гил, М. П., Саломон, Р., Лутен, Дж. И Бирон, С. А. Модуляция уровней белка STAT1: механизм, формирующий ответы Т-клеток CD8 in vivo . Кровь 107 , 987–993 (2006).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 79

    Agarwal, P. et al. Регуляция генов и ремоделирование хроматина с помощью IL-12 и IFN типа I в программировании эффекторной функции и памяти CD8 Т-клеток. J. Immunol. 183 , 1695–1704 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 80

    Маршалл, Х.Д., Принс, А. Л., Берг, Л. Дж. И Уэлш, Р. М. IFN-α / β и собственный MHC отклоняют Т-клетки CD8 на отдельный путь дифференцировки, характеризующийся быстрым приобретением эффекторных функций. J. Immunol. 185 , 1419–1428 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 81

    Cousens, L.P. et al. Разошлись два пути: опосредованные интерфероном α / β и интерлейкином 12 пути стимулирования Т-клеточного ответа на интерферон γ во время вирусной инфекции. J. Exp. Med. 189 , 1315–1328 (1999).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 82

    Nguyen, K. B. et al. Критическая роль активации STAT4 интерферонами 1 типа в ответе интерферона-γ на вирусную инфекцию. Наука 297 , 2063–2066 (2002).

    CAS PubMed Google ученый

  • 83

    Нгуен, К.B. et al. Опосредованное интерфероном α / β ингибирование и продвижение интерферона γ: STAT1 разрешает парадокс. Nature Immunol. 1 , 70–76 (2000).

    CAS Google ученый

  • 84

    Томпсон, Л. Дж., Колумам, Г. А., Томас, С. и Мурали-Кришна, К. Врожденные воспалительные сигналы, индуцированные различными патогенами, по-разному определяют зависимость Т-лимфоцитов CD8 от IFN-I в отношении клональной экспансии и формирования памяти. Дж.Иммунол. 177 , 1746–1754 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 85

    Pinto, A. K. et al. Временная роль передачи сигналов интерферона типа I в созревании Т-клеток CD8 + во время острой инфекции вируса Западного Нила. PLoS Pathog. 7 , e1002407 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 86

    Рамос, Х.J. et al. Взаимная чувствительность к интерлейкину-12 и интерферону-α определяет человеческий эффектор CD8 + по сравнению с судьбой Т-клеток центральной памяти. Кровь 113 , 5516–5525 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 87

    Кольмайер, Дж. Э., Кукенхэм, Т., Робертс, А. Д., Миллер, С. С. и Вудленд, Д. Л. Интерфероны типа I регулируют цитолитическую активность Т-клеток памяти CD8 + в дыхательных путях легких во время заражения респираторным вирусом. Иммунитет 33 , 96–105 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 88

    Sung, J.H. et al. Хемокиновый контроль центральных Т-клеток памяти имеет решающее значение для ответа на антивирусные функции в лимфатических узлах. Cell 150 , 1249–1263 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 89

    Судья, С.M., Ruiz, A. L., Marie, J. C. & Lauvau, G. Воспалительные моноциты активируют память CD8 + T и врожденные лимфоциты NK независимо от родственного антигена во время инвазии микробных патогенов. Иммунитет 37 , 549–562 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 90

    Crouse, J. et al. Интерфероны типа I защищают Т-клетки от атаки NK-клеток, опосредованной активирующим рецептором NCR1. Иммунитет 40 , 961–973 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 91

    Xu, H.C. et al. Интерферон типа I защищает противовирусные Т-клетки CD8 + от цитотоксичности NK-клеток. Иммунитет 40 , 949–960 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 92

    Hwang, I. et al. Механизмы активации естественных клеток-киллеров при заражении вирусом гриппа. PLoS ONE 7 , e51858 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 93

    Martinez, J., Huang, X. & Yang, Y. Прямое действие IFN типа I на NK-клетки необходимо для их активации в ответ на вирусную инфекцию осповакцины in vivo . J. Immunol. 180 , 1592–1597 (2008).

    CAS PubMed Google ученый

  • 94

    Нгуен, К.B. et al. Скоординированные и различные роли IFN-α / β, IL-12 и IL-15 в регуляции ответов NK-клеток на вирусную инфекцию. J. Immunol. 169 , 4279–4287 (2002).

    CAS PubMed Google ученый

  • 95

    Lucas, M., Schachterle, W., Oberle, K., Aichele, P. & Diefenbach, A. Дендритные клетки запускают естественные клетки-киллеры с помощью транс-, представляющего интерлейкин 15. Иммунитет 26 2007. Т. 503–517.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 96

    Сан, Дж. К., Ма, А. и Ланье, Л. Л. ИЛ-15-независимый ответ NK-клеток на инфекцию цитомегаловируса мышей. J. Immunol. 183 , 2911–2914 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 97

    Баранек Т. и др. Дифференциальные ответы иммунных клеток на интерферон типа I способствуют устойчивости хозяина к вирусной инфекции. Cell Host Microbe 12 , 571–584 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 98

    Miyagi, T. et al. Высокий базальный STAT4, сбалансированный индукцией STAT1, для контроля эффектов интерферона 1 типа в естественных клетках-киллерах. J. Exp. Med. 204 , 2383–2396 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 99

    Мак, Э.А., Каллал, Л. Е., Демерс, Д. А. и Бирон, С. А. Индукция интерфероном 1 типа продукции естественных клеток-киллеров γ-интерферона для защиты во время инфицирования вирусом лимфоцитарного хориоменингита. МБио 2 , e00169-11 (2011).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 100

    Wang, J., Lin, Q., Langston, H. & Cooper, M. D. Резидентные макрофаги костного мозга продуцируют интерфероны 1 типа, которые могут селективно подавлять управляемый интерлейкином-7 рост клеток линии B. Иммунитет 3 , 475–484 (1995).

    CAS PubMed Google ученый

  • 101

    Линь, К., Донг, К. и Купер, М. Д. Нарушение развития Т- и В-клеток при лечении интерфероном типа I. J. Exp. Med. 187 , 79–87 (1998).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 102

    Босио, Э., Клунинг, К.L. & Beilharz, M. W. Низкие дозы интерферона I типа перорально снижают количество В-клеток селезенки у мышей. J. Interferon Cytokine Res. 21 , 721–728 (2001).

    CAS PubMed Google ученый

  • 103

    Le Bon, A. et al. Интерфероны типа I сильно усиливают гуморальный иммунитет и могут способствовать переключению изотипа, стимулируя дендритные клетки in vivo . Иммунитет 14 , 461–470 (2001).

    CAS PubMed Google ученый

  • 104

    Swanson, C. L. et al. IFN типа I увеличивает вклад фолликулярных В-клеток в независимый от Т-клеток ответ антител. J. Exp. Med. 207 , 1485–1500 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 105

    Coro, E. S., Chang, W. L. и Baumgarth, N. Сигналы рецепторов IFN типа I непосредственно стимулируют местные B-клетки на ранней стадии после инфицирования вирусом гриппа. J. Immunol. 176 , 4343–4351 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 106

    Chang, W. L. et al. Инфекция вируса гриппа вызывает модуляцию глобального ответа В-клеток дыхательных путей с помощью сигналов врожденного иммунитета. J. Immunol. 178 , 1457–1467 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 107

    Рау, Ф.C., Dieter, J., Luo, Z., Priest, S.O. & Baumgarth, N. B7-1 / 2 (CD80 / CD86) прямой сигнал к В-клеткам усиливает секрецию IgG. J. Immunol. 183 , 7661–7671 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 108

    Heer, A. K. et al. Передача сигналов TLR точно настраивает ответы В-клеток против гриппа, не регулируя ответы эффекторных Т-клеток. J. Immunol. 178 , 2182–2191 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 109

    Fink, K. et al. Ранние опосредованные интерфероном сигналы типа I на В-клетках специфически усиливают противовирусные гуморальные ответы. евро. J. Immunol. 36 , 2094–2105 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 110

    Bach, P. et al. Гликопротеин вируса везикулярного стоматита, отображающий ретровирусоподобные частицы, индуцирует зависимое от рецептора IFN типа I переключение на нейтрализующие антитела IgG. J. Immunol. 178 , 5839–5847 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 111

    Purtha, W. E., Chachu, K. A., Virgin, H. W. и Diamond, M. S. Ранняя активация B-клеток после заражения вирусом Западного Нила требует передачи сигналов α / β-интерферона, но не антигенного рецептора. J. Virol. 82 , 10964–10974 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 112

    Moseman, E.A. et al. Поддержание В-клеток макрофагов субкапсулярного синуса защищает от смертельной вирусной инфекции независимо от адаптивного иммунитета. Иммунитет 36 , 415–426 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 113

    Бирон, К. А. Интерфероны α и β как иммунные регуляторы — новый взгляд. Иммунитет 14 , 661–664 (2001).

    CAS PubMed Google ученый

  • 114

    Дэвидсон, С., Crotta, S., McCabe, T. M. & Wack, A. Патогенный потенциал интерферона αβ при острой гриппозной инфекции. Nature Commun. 5 , 3864 (2014). Эта основополагающая публикация показывает, что, в отличие от догмы, интерфероны типа I могут вызывать заболеваемость и смертность, в отличие от защиты, во время инфицирования вирусом гриппа.

    CAS Google ученый

  • 115

    Мандл, Дж. Н. и др. Дивергентная передача сигналов TLR7 и TLR9 и продукция интерферона типа I различают патогенные и непатогенные вирусные инфекции СПИДа. Nature Med. 14 , 1077–1087 (2008).

    CAS PubMed Google ученый

  • 116

    Jacquelin, B. et al. Непатогенная инфекция ВИО африканских зеленых мартышек вызывает сильный, но быстро контролируемый ответ IFN типа I. J. Clin. Инвестировать. 119 , 3544–3555 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 117

    Ротгер, М.и другие. Сравнительная транскриптомика экстремальных фенотипов ВИЧ-1-инфекции человека и SIV-инфекции у сажистых мангабей и макак-резус. J. Clin. Инвестировать. 121 , 2391–2400 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 118

    McNally, J. M. et al. Истощение сторонних CD8 Т-клеток во время вирус-индуцированных Т-клеточных и интерфероновых ответов. J. Virol. 75 , 5965–5976 (2001).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 119

    Chi, B. et al. Интерфероны α и λ вместе опосредуют подавление CD4 T-клеток, индуцированное респираторно-синцитиальным вирусом. J. Virol. 80 , 5032–5040 (2006).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 120

    Gil, M. P. et al. Регулирование эффектов IFN типа 1 в T-клетках CD8 во время вирусных инфекций: изменение экспрессии STAT4 и STAT1 для функции. Кровь 120 , 3718–3728 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 121

    Herbeuval, J. P. et al. Дифференциальная экспрессия IFN-α и TRAIL / DR5 в лимфоидной ткани прогрессирующих и непрогрессорных пациентов, инфицированных ВИЧ-1. Proc. Natl Acad. Sci. США 103 , 7000–7005 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 122

    Харди, А.W., Graham, D. R., Shearer, G. M. & Herbeuval, J. P. ВИЧ превращает плазматические дендритные клетки (pDC) в TRAIL-экспрессирующие киллерные pDC и подавляет корецепторы ВИЧ с помощью интерферона-α, индуцированного Toll-подобным рецептором 7. Proc. Natl Acad. Sci. США 104 , 17453–17458 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 123

    Herbeuval, J. P. et al. CD4 + Гибель Т-клеток, индуцированная инфекционным и неинфекционным ВИЧ-1: роль интерферон-зависимого, TRAIL / DR5-опосредованного апоптоза. Кровь 106 , 3524–3531 (2005).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 124

    van Grevenynghe, J. et al. Потеря В-клеток памяти во время хронической ВИЧ-инфекции вызывается Foxo3a- и TRAIL-опосредованным апоптозом. J. Clin. Инвестировать. 121 , 3877–3888 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 125

    Лидтке, К., Groger, N., Manns, M.P. и Trautwein, C. Интерферон-α усиливает TRAIL-опосредованный апоптоз путем активации транскрипции каспазы-8 в клетках гепатомы человека. J. Hepatol. 44 , 342–349 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 126

    Shigeno, M. et al. Интерферон-α сенсибилизирует клетки гепатомы человека к TRAIL-индуцированному апоптозу за счет активации DR5 и инактивации NF-κB. Онкоген 22 , 1653–1662 (2003).

    CAS PubMed Google ученый

  • 127

    Туми, Н. Л. и др. Индукция TRAIL-опосредованной программы самоубийства интерфероном α при первичной выпотной лимфоме. Онкоген 20 , 7029–7040 (2001).

    CAS PubMed Google ученый

  • 128

    Тейджаро, Дж. Р. и др. Стойкая инфекция LCMV контролируется блокадой передачи сигналов интерферона I типа. Наука 340 , 207–211 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 129

    Wilson, E. B. et al. Блокада хронической передачи сигналов интерферона типа I для контроля стойкой инфекции LCMV. Наука 340 , 202–207 (2013). Ссылки 128 и 129 были первыми, кто показал, что IFN типа I вносят вклад в патогенез, вызывая механизмы подавления при хронической инфекции LCMV.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 130

    Herold, S. et al. Апоптоз эпителия легких при пневмонии, вызванной вирусом гриппа: роль лиганда, индуцирующего апоптоз, экспрессируемого макрофагами. J. Exp. Med. 205 , 3065–3077 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 131

    Хогнер, К.и другие. Экспрессируемый макрофагами IFN-β способствует апоптотическому повреждению альвеолярных эпителиальных клеток при тяжелой пневмонии, вызванной вирусом гриппа. PLoS Pathog. 9 , e1003188 (2013).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 132

    Chaperot, L. et al. Агонисты вирусов или TLR индуцируют TRAIL-опосредованную цитотоксическую активность плазматических дендритных клеток. J. Immunol. 176 , 248–255 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 133

    Фудзикура, Д.и другие. Интерферон типа I имеет решающее значение для экспрессии FasL на клетках легких и определяет тяжесть гриппа. PLoS ONE 8 , e55321 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 134

    McNally, B., Ye, F., Willette, M. & Flano, E. Локальная блокада эпителиального PDL-1 в дыхательных путях усиливает функцию Т-клеток и вирусный клиренс во время инфицирования вирусом гриппа. J. Virol. 87 , 12916–12924 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 135

    Бринкс, Э. Л. и др. Величина ответа Т-клеток на клинически значимую дозу вируса гриппа регулируется TRAIL. J. Immunol. 187 , 4581–4588 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 136

    MacMicking, J. D. Интерферон-индуцируемые эффекторные механизмы в клеточно-автономном иммунитете. Nature Rev. Immunol. 12 , 367–382 (2012).

    CAS Google ученый

  • 137

    Казар, Дж., Гиллмор, Дж. Д. и Гордон, Ф. Б. Влияние интерферона и индукторов интерферона на инфекции, вызванные невирусными внутриклеточными микроорганизмами, Chlamydia trachomatis . Заражение. Иммун. 3 , 825–832 (1971).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 138

    де ла Маза, Л.М., Петерсон, Э. М., Гебель, Дж. М., Фенни, К. В. и Чарнеки, С. В. Индуцированное интерфероном ингибирование Chlamydia trachomatis : диссоциация с противовирусным и антипролиферативным эффектами. Заражение. Иммун. 47 , 719–722 (1985).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 139

    Ishihara, T. et al. Ингибирование роста Chlamydia trachomatis человеческим интерфероном-α: механизмы и синергетический эффект с интерфероном-γ и фактором некроза опухоли-α. Биомед. Res. 26 , 179–185 (2005).

    CAS PubMed Google ученый

  • 140

    Rothfuchs, A. G. et al. IFN-α / β-зависимая секреция IFN-γ макрофагами, происходящими из костного мозга, контролирует внутриклеточную бактериальную инфекцию. J. Immunol. 167 , 6453–6461 (2001).

    CAS PubMed Google ученый

  • 141

    Ротфукс, А.G. et al. STAT1 регулирует IFN-αβ- и IFN-γ-зависимый контроль заражения Chlamydia pneumoniae негемопоэтическими клетками. J. Immunol. 176 , 6982–6990 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 142

    Qiu, H. et al. IFN типа I повышают восприимчивость к легочной инфекции Chlamydia muridarum за счет усиления апоптоза местных макрофагов. J. Immunol. 181 , 2092–2102 (2008).

    CAS PubMed Google ученый

  • 143

    Opitz, B. et al. Legionella pneumophila индуцирует IFNβ в эпителиальных клетках легких через IPS-1 и IRF3, которые также контролируют репликацию бактерий. J. Biol. Chem. 281 , 36173–36179 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 144

    Пламли, К. Р. и др. Интерфероны направляют эффективный врожденный ответ на инфекцию Legionella pneumophila . J. Biol. Chem. 284 , 30058–30066 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 145

    Скьявони, Г. и др. IFN типа I защищает разрешающие макрофаги от инфекции Legionella pneumophila посредством IFN-γ-независимого пути. J. Immunol. 173 , 1266–1275 (2004).

    CAS PubMed Google ученый

  • 146

    Золото, J.A. et al. Экзогенный γ- и α / β-интерферон спасает человеческие макрофаги от гибели клеток, вызванной Bacillus anthracis . Заражение. Иммун. 72 , 1291–1297 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 147

    Bukholm, G., Berdal, B.P., Haug, C. & Degre, M. Мышиный интерферон фибробластов модифицирует инфекцию Salmonella typhimurium у новорожденных мышей. Заражение. Иммун. 45 , 62–66 (1984).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 148

    Niesel, D. W., Hess, C. B., Cho, Y. J., Klimpel, K. D. & Klimpel, G. R. Природные и рекомбинантные интерфероны ингибируют инвазию эпителиальных клеток Shigella spp. Заражение. Иммун. 52 , 828–833 (1986).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 149

    Манкузо, Г.и другие. Передача сигналов IFN типа I имеет решающее значение для устойчивости хозяина к различным видам патогенных бактерий. J. Immunol. 178 , 3126–3133 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 150

    Parker, D. et al. Streptococcus pneumoniae ДНК инициирует передачу сигналов интерферона I типа в дыхательных путях. МБио 2 , e00016-11 (2011).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 151

    Вейджент, Д.А., Хафф, Т. Л., Петерсон, Дж. У., Стэнтон, Г. Дж. И Барон, С. Роль интерферона в стрептококковой инфекции у мышей. Microb. Патог. 1 , 399–407 (1986).

    CAS PubMed Google ученый

  • 152

    Kelly-Scumpia, K. M. et al. Передача сигналов интерферона типа I в гемопоэтических клетках необходима для выживания при полимикробном сепсисе мышей за счет регуляции CXCL10. J. Exp. Med. 207 , 319–326 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 153

    Weighardt, H. et al. IFN типа I модулирует защиту хозяина и позднее гипервоспаление при септическом перитоните. J. Immunol. 177 , 5623–5630 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 154

    Freudenberg, M.A. et al. Мышиный IL-12-независимый путь индукции IFN-γ грамотрицательными бактериями основан на активации STAT4 посредством передачи сигналов IFN и IL-18 типа I. J. Immunol. 169 , 1665–1668 (2002).

    CAS PubMed Google ученый

  • 155

    Auerbuch, V., Brockstedt, D. G., Meyer-Morse, N., O’Riordan, M. & Portnoy, D. A. Мыши, лишенные рецептора интерферона типа I, устойчивы к Listeria monocytogenes . J. Exp. Med. 200 , 527–533 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 156

    Карреро, Дж.A., Calderon, B. & Unanue, E.R. Интерферон I типа повышает чувствительность лимфоцитов к апоптозу и снижает устойчивость к инфекции Listeria . J. Exp. Med. 200 , 535–540 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 157

    О’Коннелл, Р. М. и др. Продукция интерферона типа I увеличивает восприимчивость к инфекции Listeria monocytogenes . J. Exp. Med. 200 , 437–445 (2004). Ссылки 155–157 были первыми публикациями, демонстрирующими неблагоприятное влияние IFN типа I на внутриклеточную инфекцию бактериями L. monocytogenes .

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 158

    Карреро, Дж. А., Кальдерон, Б. и Унануэ, Е. Р. Лимфоциты вредны во время раннего врожденного иммунного ответа против Listeria monocytogenes . J. Exp. Med. 203 , 933–940 (2006).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 159

    Stockinger, S. et al. Продукция IFN типа I повышает чувствительность макрофагов к гибели клеток, вызванной Listeria monocytogenes . J. Immunol. 169 , 6522–6529 (2002).

    CAS PubMed Google ученый

  • 160

    Цваферинк, Х., Stockinger, S., Hazemi, P., Lemmens-Gruber, R. & Decker, T. IFN-β увеличивает индуцированную листериолизином O проницаемость мембран и гибель макрофагов. J. Immunol. 180 , 4116–4123 (2008).

    CAS PubMed Google ученый

  • 161

    Zwaferink, H., Stockinger, S., Reipert, S. & Decker, T. Стимуляция индуцибельной экспрессии синтазы оксида азота β-интерфероном увеличивает некротическую гибель макрофагов при инфицировании Listeria monocytogenes . Заражение. Иммун. 76 , 1649–1656 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 162

    Dresing, P., Borkens, S., Kocur, M., Kropp, S. & Scheu, S. Репортерная модель флуоресценции определяет «Tip-DC» как клеточный источник интерферона β при листериозе мышей. PLoS ONE 5 , e15567 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 163

    Стокингер, С.и другие. Характеристика клеток, продуцирующих интерферон, у мышей, инфицированных Listeria monocytogenes . PLoS Pathog. 5 , e1000355 (2009).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 164

    Rayamajhi, M., Humann, J., Penheiter, K., Andreasen, K. & Lenz, L.L. Индукция IFN-α / β позволяет Listeria monocytogenes подавлять активацию макрофагов IFN-γ. Дж.Exp. Med. 207 , 327–337 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 165

    Kearney, S.J. et al. IFN типа I подавляют рецептор IFN-γ миелоидных клеток, вызывая рекрутирование комплекса 3 / NGFI-A-связывающий белок 1 в ответ на ранний рост, который подавляет транскрипцию ifngr1 . J. Immunol. 191 , 3384–3392 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 166

    Манка, К.и другие. Гипервирулентный M. tuberculosis W / Beijing штаммы активируют IFN типа I и повышают экспрессию негативных регуляторов пути Jak-Stat. J. Interferon Cytokine Res. 25 , 694–701 (2005).

    CAS PubMed Google ученый

  • 167

    Ordway, D. et al. Гипервирулентный штамм Mycobacterium tuberculosis HN878 вызывает мощный Th2-ответ с последующим быстрым подавлением. J. Immunol. 179 , 522–531 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 168

    Stanley, S. A., Johndrow, J. E., Manzanillo, P. & Cox, J. S. Ответ IFN типа I на инфекцию Mycobacterium tuberculosis требует секреции, опосредованной ESX-1, и вносит свой вклад в патогенез. J. Immunol. 178 , 3143–3152 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 169

    Манка, К.и другие. Вирулентность клинического изолята Mycobacterium tuberculosis у мышей определяется по неспособности индуцировать иммунитет типа Th2 и связана с индукцией IFN-α / β. Proc. Natl Acad. Sci. США 98 , 5752–5757 (2001). Это исследование было первой демонстрацией IFN типа I, способствующих обострению туберкулеза на экспериментальных моделях мышей.

    CAS PubMed Google ученый

  • 170

    Купер, А.М., Перл, Дж. Э., Брукс, Дж. В., Элерс, С. и Орм, И. М. Экспрессия гена синтазы оксида азота 2 не является существенной для ранней борьбы с Mycobacterium tuberculosis в легких мыши. Заражение. Иммун. 68 , 6879–6882 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 171

    Берри М. П. и др. Интерферон-индуцируемая нейтрофильная сигнатура транскрипции крови при туберкулезе человека. Природа 466 , 973–977 (2010). Это исследование предоставило первое доказательство того, что передача сигналов, опосредованная IFN I типа, связана с активным туберкулезом у людей.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 172

    Клифф, Дж. М. и др. Определенные фазы паттерна экспрессии генов в крови при лечении туберкулеза отражают модуляцию гуморального иммунного ответа. J. Infect.Дис. 207 , 18–29 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 173

    Maertzdorf, J. et al. Профили экспрессии генов человека восприимчивости и устойчивости к туберкулезу. Genes Immun. 12 , 15–22 (2011).

    CAS PubMed Google ученый

  • 174

    Оттенхофф, Т. Х. и др. Полногеномный профиль экспрессии позволяет идентифицировать пути ответа на интерферон 1 типа при активном туберкулезе. PLoS ONE 7 , e45839 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 175

    Антонелли, Л. Р. и др. Интраназальное лечение поли-IC обостряет туберкулез у мышей из-за рекрутирования в легкие популяции моноцитов / макрофагов, допускающих патогены. J. Clin. Инвестировать. 120 , 1674–1682 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 176

    Майер-Барбер, К.D. et al. Врожденные и адаптивные интерфероны подавляют продукцию IL-1α и IL-1β различными субпопуляциями легочного миелоида во время инфекции Mycobacterium tuberculosis . Иммунитет 35 , 1023–1034 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 177

    McNab, F. W. et al. Передача сигналов TPL-2-ERK1 / 2 способствует устойчивости хозяина к внутриклеточной бактериальной инфекции за счет отрицательной регуляции продукции IFN типа I. J. Immunol. 191 , 1732–1743 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 178

    Redford, P. S. et al. Вирус гриппа А нарушает контроль коинфекции Mycobacterium tuberculosis через рецептор-зависимый путь I типа. J. Infect. Дис. 209 , 270–274 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 179

    Майер-Барбер, К.D. et al. Независимая от каспазы-1 продукция IL-1β имеет решающее значение для устойчивости хозяина к Mycobacterium tuberculosis и не требует передачи сигналов TLR in vivo . J. Immunol. 184 , 3326–3330 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 180

    де Паус, Р. А. и др. Ингибирование иммунных ответов типа I моноцитов человека IFN-α и IFN-β. Цитокин 61 , 645–655 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 181

    Новиков А. и др. Mycobacterium tuberculosis запускает передачу сигналов IFN типа I хозяина для регулирования продукции IL-1β в макрофагах человека. J. Immunol. 187 , 2540–2547 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 182

    McNab, F. W. et al. IFN типа I индуцирует продукцию IL-10 независимым от IL-27 образом и блокирует реакцию на IFN-γ для продукции IL-12 и уничтожения бактерий в макрофагах, инфицированных Mycobacterium tuberculosis . J. Immunol. 193 , 3600–3612 (2014). Это ключевое исследование демонстрирует механизмы, лежащие в основе неблагоприятных эффектов IFN типа I при туберкулезе, включая блокирование защитного действия IFN типа II, а также блокирование продукции IL-12, IL-1 и TNF, частично через IL-10. индукция.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 183

    Guarda, G. et al. Интерферон типа I подавляет выработку интерлейкина-1 и активацию инфламмасом. Иммунитет 34 , 213–223 (2011). Это было первое исследование, продемонстрировавшее ингибирование инфламмасомы IFN типа I.

    CAS PubMed Google ученый

  • 184

    Майер-Барбер, К. Д. и др. Терапия туберкулеза, направленная на хозяина, основанная на взаимодействии интерлейкина-1 и интерферона I типа. Природа 511 , 99–103 (2014). Это плодотворное исследование показывает контррегулирующую функцию IL-1 и IFN типа I в контроле исходов M.tuberculosis через эйкозаноиды.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 185

    Xu, X. J., Reichner, J. S., Mastrofrancesco, B., Henry, W. L. Jr & Albina, J. E. Простагландин E2 подавляет стимулируемое липополисахаридом производство IFN-β. J. Immunol. 180 , 2125–2131 (2008). Это исследование впервые продемонстрировало, что простагландин E2 подавляет стимулированное липополисахаридом производство IFNβ.

    CAS PubMed Google ученый

  • 186

    Coulombe, F. et al. Направленное ингибирование простагландина E2 усиливает противовирусный иммунитет за счет индукции интерферона I типа и апоптоза в макрофагах. Иммунитет 40 , 554–568 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 187

    Телес, Р. М. и др. Интерферон I типа подавляет антимикобактериальные реакции человека, вызванные интерфероном II типа. Наука 339 , 1448–1453 (2013). В этом ключевом исследовании описан механизм опосредованного IFN I типа блокирования защитной роли IFN II типа при туберкулезе.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 188

    Desvignes, L., Wolf, A. J. & Ernst, J. D. Динамическая роль IFN типа I и типа II в раннем инфицировании Mycobacterium tuberculosis . Дж.Иммунол. 188 , 6205–6215 (2012). Это важное исследование показывает, что IFN типа I вносят вклад в защиту от M. tuberculosis , когда передача сигналов, опосредованная IFN II типа, является аберрантной.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 189

    Bogunovic, D. et al. Микобактериальные заболевания и нарушение иммунитета IFN-γ у людей с наследственным дефицитом ISG15. Наука 337 , 1684–1688 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 190

    Mariotti, S. et al. Mycobacterium tuberculosis направляет индуцированную α-интерфероном дифференцировку моноцитов из дендритных клеток в иммунопривилегированные макрофагоподобные клетки-хозяева. Заражение. Иммун. 72 , 4385–4392 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 191

    Фернандес-Алнемри, Т.и другие. Инфламмасома AIM2 имеет решающее значение для врожденного иммунитета к Francisella tularensis . Nature Immunol. 11 , 385–393 (2010).

    CAS Google ученый

  • 192

    Генри, Т., Бротке, А., Вайс, Д. С., Томпсон, Л. Дж. И Монак, Д. М. Передача сигналов интерферона типа I необходима для активации воспаления во время инфекции Francisella . J. Exp. Med. 204 , 987–994 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 193

    Генри Т. и др. Передача сигналов IFN типа I ограничивает секрецию IL-17A / F γδ Т-клетками во время бактериальных инфекций. J. Immunol. 184 , 3755–3767 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 194

    Shah, S. et al. Mycobacterium tuberculosis , но не невирулентные микобактерии ингибируют IFN-β и AIM2-зависимую продукцию IL-1β, зависимую от инфламмасомы, через свою систему секреции ESX-1. J. Immunol. 191 , 3514–3518 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 195

    Al Moussawi, K. et al. Индукция интерферона I типа вредна при инфицировании бактерией болезни Уиппла, Tropheryma whipplei . PLoS Pathog. 6 , e1000722 (2010).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 196

    де Алмейда, Л.A. et al. Пути передачи сигналов MyD88 и STING необходимы для IRF3-опосредованной индукции IFN-β в ответ на инфекцию Brucella abortus . PLoS ONE 6 , e23135 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 197

    Патель, А.А., Ли-Льюис, Х., Хьюз-Хэнкс, Дж., Льюис, Калифорния, и Андерсон, Д.М. Противоположные роли регуляторного фактора 3 интерферона (IRF-3) и передачи сигналов интерферона I типа во время чумы . PLoS Pathog. 8 , e1002817 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 198

    Робинсон Н. и др. Интерферон типа I вызывает некроптоз в макрофагах при инфицировании Salmonella enterica сероваром Typhimurium. Nature Immunol. 13 , 954–962 (2012).

    CAS Google ученый

  • 199

    Ратинам, В.A. et al. TRIF лицензирует каспазо-11-зависимую активацию инфламмасом NLRP3 грамотрицательными бактериями. Cell 150 , 606–619 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 200

    Broz, P. et al. Каспаза-11 увеличивает восприимчивость к инфекции Salmonella в отсутствие каспазы-1. Природа 490 , 288–291 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 201

    Мартин, Ф.J. et al. Staphylococcus aureus активирует передачу сигналов IFN типа I у мышей и людей через повторяющиеся последовательности Xr белка A. J. Clin. Инвестировать. 119 , 1931–1939 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 202

    Diefenbach, A. et al. Интерферон 1 типа (IFNα / β) и синтаза оксида азота 2 типа регулируют врожденный иммунный ответ на простейших паразитов. Иммунитет 8 , 77–87 (1998).

    CAS PubMed Google ученый

  • 203

    Mattner, J. et al. Регулирование синтазы оксида азота типа 2 интерферонами 1 типа в макрофагах, инфицированных Leishmania major . евро. J. Immunol. 30 , 2257–2267 (2000).

    CAS PubMed Google ученый

  • 204

    Mattner, J. et al. Защита от прогрессирующего лейшманиоза с помощью IFN-β. J. Immunol. 172 , 7574–7582 (2004).

    CAS PubMed Google ученый

  • 205

    Khouri, R. et al. IFN-β снижает уничтожение супероксид-зависимых паразитов в макрофагах человека: доказательства пагубной роли SOD1 в кожном лейшманиозе. J. Immunol. 182 , 2525–2531 (2009).

    CAS PubMed Google ученый

  • 206

    Синь, Л.и другие. Рецептор IFN типа I регулирует функции нейтрофилов и врожденный иммунитет к паразитам Leishmania . J. Immunol. 184 , 7047–7056 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 207

    Haque, A. et al. Интерфероны типа I подавляют CD4 + Т-клеточно-зависимый контроль паразитов во время инфицирования Plasmodium на стадии крови . евро. J. Immunol. 41 , 2688–2698 (2011).

    CAS PubMed Google ученый

  • 208

    Vigario, A. M. et al. Ингибирование Plasmodium yoelii малярии на стадии крови интерфероном α посредством ингибирования продукции его клетки-мишени, ретикулоцита. Кровь 97 , 3966–3971 (2001).

    CAS PubMed Google ученый

  • 209

    Vigario, A. M. et al. Рекомбинантный человеческий IFN-α подавляет церебральную малярию и снижает количество паразитов у мышей. J. Immunol. 178 , 6416–6425 (2007).

    CAS PubMed Google ученый

  • 210

    Вузин, К., Мастелик, Б., Спонаас, А. М. и Лангхорн, Дж. Классические дендритные клетки CD11c + , а не плазмацитоидные дендритные клетки, индуцируют Т-клеточные ответы на малярию Plasmodium chabaudi . Внутр. J. Parasitol. 40 , 711–719 (2010).

    CAS PubMed Google ученый

  • 211

    Лил, П.и другие. Датчики клетки-хозяина для Plasmodium активируют врожденный иммунитет против инфекции на стадии печени. Nature Med. 20 , 47–53 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 212

    Коста, В. М. и др. IFN типа I стимулируют выработку оксида азота и устойчивость к инфекции Trypanosoma cruzi . J. Immunol. 177 , 3193–3200 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 213

    Кога, р.и другие. TLR-зависимая индукция IFN-β опосредует защиту хозяина против Trypanosoma cruzi . J. Immunol. 177 , 7059–7066 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 214

    Лопес, Р., Демик, К. П., Мэнсфилд, Дж. М. и Полнок, Д. М. IFN типа I играют роль в ранней устойчивости, но последующей восприимчивости к африканским трипаносомам. J. Immunol. 181 , 4908–4917 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 215

    Чесслер А. Д., Карадонна К. Л., Дадара А. и Берли Б. А. Интерфероны типа I повышают восприимчивость хозяина к инфекции Trypanosoma cruzi . Заражение. Иммун. 79 , 2112–2119 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 216

    Уне, К., Andersson, J. & Orn, A. Роль IFN-α / β и IL-12 в активации естественных клеток-киллеров и выработке интерферона-γ во время экспериментального заражения Trypanosoma cruzi . Clin. Exp. Иммунол. 134 , 195–201 (2003).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 217

    Biondo, C. et al. Передача сигналов IFN-α / β необходима для поляризации цитокиновых ответов по отношению к защитному паттерну типа 1 во время экспериментального криптококкоза. J. Immunol. 181 , 566–573 (2008).

    CAS PubMed Google ученый

  • 218

    Biondo, C. et al. Распознавание дрожжевых нуклеиновых кислот запускает ответную реакцию интерферона I типа, защищающую хозяина. евро. J. Immunol. 41 , 1969–1979 (2011).

    CAS PubMed Google ученый

  • 219

    del Fresno, C. et al. Продукция интерферона-β посредством передачи сигналов Dectin-1-Syk-IRF5 в дендритных клетках имеет решающее значение для иммунитета к C.albicans . Иммунитет 38 , 1176–1186 (2013).

    CAS PubMed Google ученый

  • 220

    Majer, O. et al. Интерфероны типа I способствуют фатальной иммунопатологии, регулируя воспалительные моноциты и нейтрофилы во время инфекций Candida . PLoS Pathog. 8 , e1002811 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 221

    Буржуа, К.и другие. Обычные дендритные клетки вызывают IFN-ответ типа I против Candida spp. требуется новая фагосомная TLR7-опосредованная передача сигналов IFN-β. J. Immunol. 186 , 3104–3112 (2011).

    CAS PubMed Google ученый

  • 222

    Инглис, Д. О., Беркес, К. А., Хокинг Мюррей, Д. Р. и Сил, А. Конидии, но не дрожжевые клетки грибкового патогена Histoplasma capsulatum запускают врожденный иммунный ответ интерферона I типа в мышиных макрофагах. Заражение. Иммун. 78 , 3871–3882 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 223

    Лю, Л. и др. Мутации STAT1 человека с усилением функции нарушают иммунитет к IL-17 и лежат в основе хронического кожно-слизистого кандидоза. J. Exp. Med. 208 , 1635–1648 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 224

    ван де Веердонк, Ф.L. et al. STAT1 мутации при аутосомно-доминантном хроническом кожно-слизистом кандидозе. N. Engl. J. Med. 365 , 54–61 (2011).

    CAS PubMed Google ученый

  • 225

    Моренс, Д. М., Таубенбергер, Дж. К. и Фаучи, А. С. Преобладающая роль бактериальной пневмонии как причины смерти при пандемическом гриппе: последствия для готовности к пандемическому гриппу. J. Infect. Дис. 198 , 962–970 (2008).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 226

    Li, W., Moltedo, B. & Moran, T. M. Индукция интерферона типа I во время инфицирования вирусом гриппа увеличивает восприимчивость к вторичной инфекции Streptococcus pneumoniae за счет отрицательной регуляции γδ Т-клеток. J. Virol. 86 , 12304–12312 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 227

    Накамура, С., Дэвис, К. М. и Вайзер, Дж. Н. Синергетическая стимуляция интерферонов типа I во время коинфекции вирусом гриппа способствует колонизации Streptococcus pneumoniae у мышей. J. Clin. Инвестировать. 121 , 3657–3665 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 228

    Шахангян А. и др. IFN типа I опосредуют развитие бактериальной пневмонии после гриппа у мышей. Дж.Clin. Инвестировать. 119 , 1910–1920 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 229

    Тиан, X. et al. Поли I: C повышает восприимчивость к вторичным легочным инфекциям, вызываемым грамположительными бактериями. PLoS ONE 7 , e41879 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 230

    Наварини, А.A. et al. Повышенная восприимчивость к бактериальной суперинфекции как следствие врожденных противовирусных реакций. Proc. Natl Acad. Sci. США 103 , 15535–15539 (2006).

    CAS PubMed Google ученый

  • 231

    Kim, Y.G. et al. Вирусная инфекция усиливает передачу сигналов Nod1 / 2, чтобы усилить летальность, связанную с вторичными бактериальными инфекциями. Cell Host Microbe 9 , 496–507 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 232

    Белкайд, Ю. и Хэнд, Т. В. Роль микробиоты в иммунитете и воспалении. Cell 157 , 121–141 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 233

    Ganal, S.C. et al. Праймирование естественных клеток-киллеров неслизистыми мононуклеарными фагоцитами требует инструктивных сигналов от комменсальной микробиоты. Иммунитет 37 , 171–186 (2012).

    CAS PubMed Google ученый

  • 234

    Abt, M.C. et al. Комменсальные бактерии калибруют порог активации врожденного противовирусного иммунитета. Иммунитет 37 , 158–170 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 235

    Tschurtschenthaler, M. et al.Передача сигналов интерферона I типа в кишечном эпителии влияет на клетки Панета, микробную экологию и регенерацию эпителия. Кишечник 63 , 1921–1931 (2014).

    CAS PubMed Google ученый

  • 236

    Kawashima, T. et al. Двухцепочечная РНК кишечных комменсалов, но не патогенных бактерий, запускает выработку защитного интерферона-β. Иммунитет 38 , 1187–1197 (2013). Это исследование показывает, что микробиота способствует начальному производству защитных IFN типа I.Ссылки 235 и 236 в совокупности демонстрируют новое взаимодействие между микробиотой, IFN типа I и последующей защитой от патогенов.

    CAS PubMed Google ученый

  • 237

    Гоф Д. Дж., Мессина Н. Л., Кларк К. Дж., Джонстон Р. В. и Леви Д. Е. Конститутивный интерферон I типа модулирует гомеостатический баланс посредством тонической передачи сигналов. Иммунитет 36 , 166–174 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • Отчет об альфа и бета IFN Клетки HEK293

    Репортерные клетки IFN типа I человека



    HEK-Blue ™ IFN-α / β Передача сигналов клеток

    Клетки HEK-Blue ™ IFN-α / β позволяют обнаруживать биоактивные интерфероны человека I типа (т.е.е. IFN-α и IFN-β ) путем мониторинга активации пути ISGF3.

    IFN-α и IFN-β являются важными противовирусными цитокинами, которые также обладают антипролиферативными и иммуномодулирующими функциями [1, 2]. Эти цитокины связываются с рецептором клеточной поверхности, состоящим из двух субъединиц, IFNAR1 и IFNAR2, которые связаны с TyK2 и JAK1 соответственно [1]. При связывании с этим рецептором IFN типа I запускают путь JAK / STAT / ISGF3.

    Подробнее

    Описание клеточной линии:


    Клетки HEK-Blue ™ IFN-α / β получали путем стабильной трансфекции клеток эмбриональной почки человека (HEK) -293 генами STAT2 и IRF9 человека для получения полностью активного пути передачи сигнала IFN типа I.Другие гены этого пути (IFNAR1, IFNAR2, JAK1, TyK2 и STAT1) естественным образом экспрессируются этими клетками. Клетки содержат индуцибельный репортерный ген SEAP (секретируемая эмбриональная щелочная фосфатаза) под контролем IFN-α / β-индуцибельного промотора ISG54.

    Стимуляция клеток HEK-Blue ™ IFN-α / β человеческим IFN-α или IFN-β активирует путь JAK / STAT / ISGF3 и впоследствии индуцирует продукцию SEAP. Уровни SEAP легко оценить в супернатанте с помощью раствора QUANTI-Blue ™.

    Кроме того, активация клеток HEK-Blue ™ IFN-α / β человеческим IFN-α может быть заблокирована нейтрализующим моноклональным антителом, таким как анти-hIFN-α-IgG.

    Характеристики клеток HEK-Blue ™ IFN-α / β:


    • Полнофункциональный сигнальный путь IFN-α / β
    • не отвечает ли на человеческий IFN-γ (IFN типа II)
    • Легко оцениваемая активность репортера ПДУЭР
    • Функционально протестировано и гарантированно не содержит микоплазм.

    Применение клеток HEK-Blue ™ IFN-α / β:


    • Обнаружение человеческого IFN-α и IFN-β
    • Скрининг антител против hIFN-α или анти-hIFN-β

    Использованная литература:

    1.Schreiber G. 2017. Молекулярные основы дифференциальной передачи сигналов интерферона I типа. J. Biol. Chem. 292: 7285-94.
    2. McNab F. et al ., 2015. Интерфероны I типа при инфекционных заболеваниях. Nat Rev Immunol. 15 (2): 87-103.

    Фигуры

    Стимуляция клеток HEK-Blue ™ IFN-α / β рекомбинантными человеческими IFN-α, IFN-β и IFN-γ. После 24-часовой инкубации активность SEAP оценивали с помощью раствора QUANTI-Blue ™ и считывали оптическую плотность (О.D.) при 655 нм.

    Лиганд EC50 Коэффициент отклика
    hIFN-α 75 +/- 10 МЕ / мл 20
    hIFN-β 10 +/- 2 МЕ / мл 20

    Примечание. Коэффициент ответа рассчитывали путем деления OD при 655 нм для обработанных клеток на OD при 655 нм для необработанных клеток.

    Клетки HEK-Blue ™ IFN-α / β стимулировали различными рекомбинантными цитокинами человека; IFNα (1000 МЕ / мл), IFNβ (1000 МЕ / мл), IFNγ (1000 МЕ / мл), IL-1β (100 нг / мл), IL-4 (100 нг / мл), IL-6 (100 нг / мл), IL-13 (100 нг / мл), IL-18 (100 нг / мл), TGF-β (10 нг / мл) и TNF-α (100 нг / мл). После 24-часовой инкубации активность SEAP оценивали с помощью раствора QUANTI-Blue ™ и считывая O.D. при 655 нм.

    Анти-hIFN-α-IgA инкубировали с 500 МЕ / мл человеческого IFN-α в течение 30 минут перед добавлением клеток HEK-Blue ™ IFN-α / β, которые инкубировали с антителом и цитокином еще 24 часа. часУровни SEAP в супернатанте измеряли с использованием раствора QUANTI-Blue ™ и считывая O.D. при 655 нм.

    Вернуться к вершине

    Технические характеристики

    Устойчивость к антибиотикам: бластицидин, Zeocin ™

    Среда для выращивания: DMEM, 4,5 г / л глюкозы, 2 мМ L-глутамина, 10% (об. / Об.) Инактивированной нагреванием фетальной бычьей сыворотки, 100 Ед / мл пенициллина, 100 мкг / мл стрептомицина, 100 мкг / мл Нормоцина. ™

    Гарантированное отсутствие микоплазм

    Обнаруживает человеческие интерфероны I типа:

    • Диапазон определения человеческого IFN-α: 1-10 4 МЕ / мл
    • Диапазон определения человеческого IFN-β: 10-10 4 МЕ / мл
    Вернуться к началу

    Детали

    Интерфероны типа I, в частности интерферон-альфа (IFN-α) и интерферон-бета (IFN-β), играют жизненно важную роль в устойчивости организма к вирусным инфекциям [1, 2].Семейство IFN типа I представляет собой семейство мультигенных цитокинов, которое кодирует 13 частично гомологичных подтипов IFN-α у людей (14 у мышей), один IFN-β и несколько плохо определенных продуктов с одним геном (IFN-, IFN-τ , IFN-κ, IFN-ω, IFN-δ и IFN-ζ) [1, 2]. IFN-α и IFN-β являются наиболее определяемыми и наиболее широко экспрессируемыми IFN типа I [2].

    IFN-β и все подтипы IFN-α связываются с гетеродимерным трансмембранным рецептором, состоящим из субъединиц IFNAR1 и IFNAR2, которые связаны с тирозинкиназами Tyk2 и Jak1 (киназа Janus 1) соответственно.Эти киназы фосфорилируют STAT1 и STAT2, которые затем димеризуются и взаимодействуют с регуляторным фактором 9 IFN (IRF9), что приводит к образованию комплекса ISGF3. ISGF3 связывается с IFN-стимулированными элементами ответа (ISRE) в промоторах IFN-стимулированных генов (ISG), чтобы регулировать их экспрессию.

    Стимуляция клеток HEK-Blue ™ IFN-α / β человеческим IFN-α или IFN-β активирует путь JAK / STAT / ISGF3 и впоследствии индуцирует продукцию SEAP .

    1.Schreiber G. 2017. Молекулярные основы дифференциальной передачи сигналов интерферона I типа. J. Biol. Chem. 292: 7285-94.
    2. McNab F. et al ., 2015. Интерфероны I типа при инфекционных заболеваниях. Nat Rev Immunol. 15 (2): 87-103.

    Вернуться к вершине

    Интерферонов типа III в вирусных инфекциях и противовирусном иммунитете — FullText — Cellular Physiology and Biochemistry 2018, Vol. 51, № 1

    Аннотация

    Интерфероны (IFN) могут служить первой линией иммунной защиты от вирусной инфекции.Идентификация IFN-λs 1, 2, 3 и 4 (называемых IFN типа III) показала, что противовирусный иммунный ответ на вирусы содержит больше компонентов, чем IFN типа I, которые известны более 50 лет. IFN-λ представляют собой IFN-λ1 (IL-29), IFN-λ2 (IL-28a), IFN-λ3 (IL-28b) и IFN-λ4, который напоминает IFN-λ3. IFN-λ обладают иммунным ответом и биологической активностью типа I-IFN, но наши знания об этих новых участниках противовирусного ответа недостаточно хорошо установлены. В этом обзоре мы пытаемся описать текущую информацию об экспрессии и функции IFN-λ во врожденной противовирусной иммунной защите и о роли IFN-λ2 в регуляции и формировании адаптивного иммунного ответа.Мы предполагаем, что IFN-λ являются ключевыми противовирусными цитокинами, непосредственно осуществляющими противовирусный иммунный ответ на эпителиальных поверхностях на ранних стадиях вирусной инфекции, и что эти цитокины также искажают баланс клеток Th2 и Th3 в сторону фенотипа Th2. Кроме того, генетический полиморфизм генов IFN-λ может ухудшать противовирусные иммунные ответы при клиническом лечении.

    © 2018 Автор (ы). Опубликовано S. Karger AG, Базель


    Введение

    Первая линия защиты для противодействия патогенным инфекциям обычно зависит от врожденного иммунного ответа.В ходе иммунного ответа рецепторы распознавания образов (PRR), которые ограничены зародышевой линией, используются для идентификации молекулярных организаций, консервативных среди классов патогенов, таких как вирусная двухцепочечная РНК. Интерфероны (IFN), которые представляют собой секретируемые белки, кодируемые хозяином и подразделяются на три типа (I, II и III), часто участвуют во множественных иммунных взаимодействиях и выполняют как индукцию, так и регуляцию врожденных и адаптивных противовирусных механизмов, когда вирусы инфицируют хозяина. .При возникновении вирусных инфекций экспрессия IFN типа I (как правило, сосредоточена на IFN-α и IFN-β) будет функционировать как основной врожденный ответ противовирусной защиты [1]. Противовирусная активность, проявляемая IFN типа I, напрямую подавляет репликацию вируса. Кроме того, IFN типа I могут опосредовать клеточные иммунные функции как врожденной, так и адаптивной иммунной системы, обеспечивая устойчивость к вирусным инфекциям и поддерживая долгосрочный иммунитет [2]. Из-за очевидных противовирусных функций IFN типа I [3] было проведено множество исследований иммунной активности IFN типа I, и был получен большой объем информации о молекулярных механизмах его биологических действий, иммунной индукции IFN типа I и иммунное уклонение, осуществляемое вирусами [4].Основываясь на многочисленных исследованиях IFN типа I, он используется в качестве иммунного индуктора или лекарственного средства для лечения хронической вирусной инфекции. Среди трех типов IFN, IFN типа III, называемые IFN-λ или IFNL, также играют важную роль в противовирусной иммунной активности [5]. IFN типа III (IFN-λ1, 2 и 3) были обнаружены как интерлейкины (IL) -29, 28a и 28b и обладают многими иммунными активностями, общими с IFN типа I [6, 7]. Позднее был открыт новый член, названный IFN-λ4, который может экспрессироваться только людьми, несущими символ гена (аллель IFNL4-ΔG [rs368234815]) [8].Следует отметить, что врожденные противовирусные ответы на проникновение вирусных частиц были непосредственно опосредованы PRR и не зависели как от путей TLR, так и от RIG-I, а именно, независимо от IFN [9]. Этот вывод иллюстрирует, что ранние события, связанные с врожденной антивирусной активностью, более сложны, чем считалось ранее, и подчеркивает, что исследователям все еще необходимо оценить гораздо больше случаев, чтобы понять ранние этапы борьбы с вирусом-хозяином. В этом обзоре мы пытаемся представить, как были открыты IFN типа III, и обсудить, что было изучено об их роли в посредничестве врожденной / адаптивной иммунной системы и их механизме противовирусной защиты.Наконец, мы предлагаем дальнейшие направления исследований биологии IFN типа III.

    Открытие IFN типа III

    IFN типа III, включая IFN-λ1, IFN-λ2 и IFN-λ3, впервые было описано расчетным прогнозом в соответствии с данными генома [6, 7]. Открытие IFN-λ4 было сделано путем анализа многих маркеров однонуклеотидного полиморфизма (SNP), расположенных выше хромосомной области IFN-λ3, на основе полногеномных исследований вирусной инфекции гепатита C [8]. Чтобы лучше классифицировать символ гена IFN-λ4, основная информация о местоположении семейства IFN-λ в геноме проиллюстрирована на рис.1. Все четыре члена существуют в области от 19q13.12 до 19q13.13 в длинном (q) плече хромосомы 19. Ген IFNL1 (Il-29) расположен ниже IFNL2 (IL-28a). ), а ген IFNL3 расположен ниже IFNL4 . Три белка (IFN-λ1, IFN-λ2 и IFN-λ3) транскрибируются и транслируются из генов (IFNL1, IFNL2 и IFNL3) и очень похожи друг на друга. В частности, степень сходства между IFN-λ2 и IFN-λ3 составляет примерно 96% на уровне аминокислотной последовательности, а аминокислотная идентичность между IFN-λ1 и IFN-λ2 / IFN-λ3 составляет примерно 81% [6, 7 ].Хотя IFN-λ4 наиболее близок к IFN-λ3, аминокислотная идентичность между IFN-λ3 и IFN-λ4 составляет примерно 30% [10]. Рецептор IFN-λ исследовали посредством сканирования транслированных геномных последовательностей человека на предмет последовательностей, относящихся к рецепторам цитокинов класса II. IFN-λ1-4 рассматриваются как IFN типа III, потому что они передают сигнал через рецепторный комплекс, который отличается от рецептора, используемого IFN типа I и типа II [11, 12]. Следовательно, дальнейшее описание нового типа врожденного противовирусного цитокина вызвало ряд вопросов и потребовало дополнительного понимания роли IFN-λ в противовирусной защите.Здесь мы приводим некоторые новые данные, связанные с ролью IFN-λ в врожденных и адаптивных иммунных ответах, чтобы проиллюстрировать биологическую активность этих IFN и предоставить некоторые справочные предложения для потенциального клинического применения IFN-λ при вирусных инфекциях.

    Рис. 1.

    Расположение генов семейства IFN-λ в хромосоме 19.

    Генерация IFN-λ во время вирусной инфекции

    Основным этапом образования IFN является требование для обнаружения микробов внутриклеточным методом. рецепторы.Вирусные генетические материалы являются наиболее мощными индукторами IFN-ответов. В цитоплазме 5’-трифосфорилированная или двухцепочечная (ds) РНК распознается геликазами RIG-I и MDA5 домена «DEXD-H box» [13, 14]. В эндосомах ssRNA или dsRNA могут распознаваться Toll-подобными рецепторами (TLR3, TLR7, TLR8 и TLR9) [15-17]. В некоторых случаях ДНК может служить мощным индуктором образования IFN, но данных о рецепторных системах, опосредующих эти события, не поступало. Сообщалось, что ДНК-зависимый активатор IFN-регуляторных факторов (DAI), также называемый DLM-1 или ZBP1, может распознавать Z- / B-ДНК и запускать экспрессию IFN [18, 19].Взаимодействие между IRF3 и DAI может способствовать ответу IFN на ДНК цитомегаловируса человека [20]; однако DAI, вероятно, увеличивает уровни репликации ВИЧ-1 через путь DAI-NF-κB [21]. Интересно, что из-за перекрестного взаимодействия между системами, чувствительными к ДНК и РНК, РНК-полимераза III распознает некоторые ДНК в качестве матриц и выполняет de novo генерацию 5′-трифосфорилированных РНК с двухцепочечными структурами, которые могут запускать системы IFN через RIG- I путь [22, 23]. Более того, были идентифицированы другие новые пути, вовлеченные в систему IFN, запускающую ДНК-сенсор, включая путь cGAS-STING и отсутствующий в меланоме 2 (AIM2) путь инфламмасомы [24–26].В пути cGAS-STING динуклеотид 2 ‘, 3’-GMP-AMP может служить в качестве вторичного эндогенного мессенджера в передаче сигналов врожденного иммунитета, индуцированной чужеродной ДНК, связанной с бактериальной и вирусной инфекцией, и распознаваться рецептором STING, вызывая фосфорилирование TANK-связывающей киназы 1 (TBK1) и IRF3, приводящее к образованию IFN [27]. Для нового рецептора цитоплазматической ДНК AIM2 может формировать инфламмасому с лигандом и ASC (связанный с апоптозом пятнышкообразный белковый домен, содержащий домен активации и рекрутирования каспазы) для активации как каспазы-1, так и NF-κB.Эти сигнальные трансдукции затем запускают систему IFN типа I и пути пироптозной и апоптотической смерти [28-30]. В целом, внутриклеточное зондирование микробов через различные рецепторные системы врожденной иммунной системы запускает передачу сигналов некоторым транскрипционным факторам и, наконец, приводит к образованию IFN.

    Что касается роли факторов транскрипции в экспрессии двух типов IFN, стратегии транскрипции основываются на ядерном факторе (NF) κB и факторах регуляции IFN (IRF).Несмотря на в целом сходную модель транскрипции для экспрессии двух типов, существуют важные различия в механизмах транскрипции, опосредующих экспрессию двух типов [31]. Взяв, например, IFN-α, кластер сайтов связывания IRF существует в промоторах IFN-α, но существуют разные аффинности для связывания IRF3 и IRF7 с соответствующими сайтами, и IRF7 имеет сильную тенденцию связывать IFN-α. промотор для индукции экспрессии гена [32, 33]. Для экспрессии IFN-β как IRF3, так и IRF7 могут хорошо связываться с правильным сайтом в промоторе.Поскольку экспрессия является конститутивной, в то время как экспрессия IRF7 является IFN-специфичной, экспрессия IFN-β является ранним врожденным иммунным ответом, тогда как экспрессия IFN-α является отложенным ответом, но находится на высоком уровне [33, 34]. Что касается экспрессии IFN-λ, то промоторы всех генов IFN-λ имеют сайты связывания для NF-κB и IRF [35, 36]. Следует отметить, что промотор в гене IFN-λ1 имеет высокое сродство к IRF3, тогда как промотор IFN-λ2 / 3 имеет высокое сродство к IRF7. Следовательно, ответы IFN-λ2 / 3 представляют собой замедленную кинетику по сравнению с IFN-λ1 [36].По сравнению с промотором IFN-β человека, кластер дистальных сайтов NF-κB играет важную роль в полной индукции IFN-λ1, и эти сайты активируют промотор IFN-λ1 без IRF-3/7 [37]. Когда путь NF-κB ингибировался в дендритных клетках (DC), генерация IFN-λ серьезно блокировалась, но это ингибирование оказывало незначительное влияние на генерацию IFN типа I [38]. Несмотря на то, что одни и те же транскрипционные факторы участвуют в активации генерации IFN типа I и III, путь NF-κB является ключевым регулятором в генерации IFN-λ, тогда как путь IRFs доминирует над экспрессией IFN типа I.Более того, из-за независимого действия NF-κB и IRF-3/7 промоторы IFN-λ кажутся более гибкими, чем промотор IFN-β, в получении отдельных сигналов для активации генерации IFN-λ независимо.

    Индукция IFN-λs и сигнальные пути

    Все биологические активности цитокинов осуществляются путем взаимодействия со специфическими рецепторами, которые получают стимулы и затем запускают внутриклеточные события через пути передачи сигнала. Стимулы, запускающие экспрессию генов IFNL , включая вирусы, аналогичны тем трансляциям IFN типа I [6, 7, 39-41].Тем не менее, существуют различия в требованиях к рецепторам и факторам транскрипции между IFN типа I и IFN типа III. Передача сигнала IFN типа I зависит от комплекса IFNAR, который состоит из IFNAR 1 и IFNAR2, тогда как передача сигнала IFN типа III зависит от IFN-λ-специфической цепи IL-28Ra и цепи IL-10R2, которая включает IL-10 и другие члены суперсемейства IL-10 [6, 7]. Когда хозяин обнаруживает ассоциированные с патогеном молекулярные структуры с помощью PRR, могут быть синтезированы IFN типа I и III.Для передачи сигнала, индуцированного IFN типа I, взаимодействия между IFN-α / β и IFNAR запускают активацию специфических рецепторных взаимодействующих тирозинкиназ Jak1 и Tyk2, которые могут фосфорилировать членов сигнального преобразователя и активатора семейства транскрипции (STAT) до запускают димеризацию STAT и активацию активности родственных факторов транскрипции [42]. STAT1 и 2 считаются основными факторами транскрипции, активируемыми IFN, которые вместе с IRF9 образуют тримерный комплекс ISGF3, который управляет транскрипцией стимулированных IFN генов (ISG) (PMID: 7959489).После исследований функций семейства STAT, STAT 3, 4 и 5 также могут активироваться IFN типа I [43]. Несмотря на различия между рецепторными системами, используемыми IFN типов I и III, внутриклеточные сигнальные программы, активируемые IFN-λ, в некоторой степени схожи. Комбинация IFN-λ и IL-28Rα вызывает конформационные изменения, которые эффективно осуществляют рекрутирование IL-10R2 в комплекс IFN-λ-IL-28Rα-IL-10R2. Затем активируются ассоциированные с рецептором тирозинкиназы (TYK2 и JAK1), чтобы контролировать фосфорилирование тирозина внутриклеточного домена цепи IL-28Rα [44, 45].Белки STAT отслеживают и связываются с мотивами с фосфотирозином в этом домене и формируют ISGF3, например IFN типа I. ISGF3 перемещается из цитозоля в ядро ​​и связывается с интерферон-стимулированными элементами ответа (ISRE) в промоторах ISG (рис. 2), которые могут продуцировать множество белков с противовирусными функциями [10, 46, 47]. Несмотря на аналогичные модели передачи сигнала, опосредованные IFN типов I и III, IFN типа I могут индуцировать экспрессию ISG с более высокой кинетикой, чем у IFN типа III, а IFN типа III могут продлевать более стабильно высокий уровень экспрессии ISG, чем у типа I. IFNs [46].Остается неясным, обладает ли ИФН типа III иммунной активностью, отличной от иммунной активности ИФН типа I, и обладают ли эти два типа ИФН противовирусной активностью с разной кинетикой.

    Рис. 2.

    Модель сходства в передаче сигналов, запускаемых рецепторами IFN типов I и III. IFN типов I и III основаны на рецепторных комплексах IFNAR1 / IFNAR2 и IL-28Rα / IL-10R2 соответственно. В некоторой степени внутриклеточные сигнальные трансдукции, индуцированные двумя различными рецепторными комплексами, подобны, особенно с IFN-активированным фактором транскрипции ISGF3, состоящим из SAT1-SAT2-IRF9.ISGF3 может связываться с интерферон-стимулированными элементами ответа (ISRE) в промоторах многочисленных IFN-стимулированных генов (ISG), чтобы запускать экспрессию ISG.

    Роль IFN-λ в противовирусных ответах

    IFN обычно рассматриваются как противовирусные цитокины при врожденных иммунных ответах. В семействе IFN типа III IFN-λ1, IFN-λ2 и IFN-λ3 представляют собой противовирусную активность против ряда вирусов in vitro [6, 7]. Это быстро вызвало вопросы о функциях IFN-λ в ограничении репликации основных патогенных вирусов человека.Первое сообщение о противовирусном ответе IFN-λ заключается в том, что IFN-λ могут блокировать репликацию вируса гепатита C и вируса гепатита B in vitro [48]. Однако IFN-λ4, который вырабатывается только людьми, несущими аллель IFNL4-ΔG в качестве основного варианта у африканцев и второстепенного варианта у азиатов, связан с неспособностью противостоять инфекции HCV либо спонтанно, либо в ответ на лечение [ 10]. Согласно текущим данным о функциях IFN-λs, многочисленные исследования были сосредоточены на их вкладе в противовирусные иммунные ответы.Рекомбинантные IFN-λ1 и -λ2 ограничивают уровни репликации и цитотоксическую активность вируса простого герпеса (HSV) в клетках HepG2 [40]. После этого IFN-λ1 и -λ2 могут индуцировать экспрессию хемокинов CC, которые способны связываться с входным корецептором CCR5 ВИЧ-1 и ограничивать инфицирование макрофагов ВИЧ-1 [49]. вирусная инфекция, IFN-λ может индуцировать противовирусный фактор Mx1, чтобы ограничить распространение вируса гриппа A в легких; однако IFN-λ не может индуцировать Mx1 для ограничения репликации гепатотропного вируса в печени [50], что позволяет предположить, что IFN-λ играет важную роль во врожденном иммунном ответе в тканях слизистой оболочки.Когда мышей с нокаутированными рецепторами IFN типов I и III заражали вирусом желтой лихорадки (YFV), у этих мышей наблюдались отчетливые изменения в частотах множественных линий иммунных клеток, нарушение активации Т-клеток и серьезное нарушение баланса провоспалительных цитокинов [51]. ]. Кроме того, широкий спектр противовирусной иммунной активности IFN-λ был идентифицирован в печени, легких, головном мозге и кишечном тракте [52–55]. В совокупности репликация функционально и структурно различных вирусов человека нарушается IFN-λ в различных органах и тканях.

    Несмотря на сходные противовирусные реакции между IFN типа III и типа I, упомянутые выше, эти два типа IFN существенно различаются в отношении того, на какие клетки они нацелены. Рецепторы (IFNAR) IFN типа I существуют повсеместно, однако рецептор (IL-28Rα) существует только в нескольких типах клеток, включая некоторые классы лейкоцитов, такие как макрофаги, лимфоциты периферической крови, обычные DC, эпителиальные клетки и плазмоцитоидные DC. и поэтому клеточный ответ на IFN-λ ограничен узким спектром типов клеток и тканей [6, 7, 41, 56-60]. Эти данные также указывают на то, что дифференциальная экспрессия рецепторов IFN типа I по сравнению с типом III очевидна. эффекты на биологическую активность этих функционально связанных цитокинов в противовирусном ответе живых организмов.После исследований противовирусных иммунных ответов IFN-λ in vitro рекомбинантный IFN-λ, добавленный экзогенно или экспрессированный из рекомбинантного вируса, был способен ограничивать репликацию вируса у мышей, включая вирус Зика (ZIKV), вирус осповакцины, вирус гриппа А. , вирус гриппа B, коронавирус тяжелого острого респираторного синдрома, метапневмовирус человека, респираторно-синцитиальный вирус, HSV-2 и другие [40, 50, 61-64]. В этих исследованиях сообщается, что IFN-λ играет ключевую роль в противовирусных иммунных ответах in vivo и что эпителиальные поверхности являются основным полем битвы за эффективность IFN-λ в врожденных иммунных ответах, которые возникают в дыхательных и желудочно-кишечных трактах.Вышеупомянутые серьезные результаты в основном зависели от модели инфекции (мыши IL-28RA — / — и мыши IFNAR — / -). В литературе сообщается, что мыши STAT1 — / — проявляют более выраженный фенотип по сравнению с мышами IFNAR — / — после вирусного заражения. Это предполагает, что путь STAT играет важную роль во врожденных иммунных ответах на IFN-λ и IFN-γ [64-66].

    Несмотря на то, что IFNs служат первой линией иммунной защиты от вторжения вирусных инфекций, вирусы могут применять различные стратегии для подавления противовирусных иммунных ответов IFNs.Подобно вирусам, ингибирующим ответы IFN типа I различными методами, как ДНК-, так и РНК-вирусы используют различные стратегии уклонения, чтобы блокировать молекулы, необходимые для экспрессии IFN типа III (например, IRF3), и ингибировать необходимые биологические функции (например, STAT1 / 2). , что приводит к нарушению ответа IFNs типа III [67]. Цитоплазматический белок (E3L) вируса осповакцины может нарушать PKR-зависимый путь для предотвращения противовирусного иммунного ответа, опосредованного IFN-λ. [68] Вирусы Эбола (EBoV) могут генерировать вирусный белок (VP24), который подавляет активацию IRF3 ниже по течению. , блокируя экспрессию IFN-λ [69].Вирусная протеаза (2A pro ) вируса Коксаки может блокировать как путь TLR3, так и пути RIG-I / MDA5 для дальнейшей генерации белков передачи сигнала (TRIF и IPS1) и, следовательно, снижения экспрессии IFN-λ [70]. Несмотря на то, что IFN-λ выполняет важный противовирусный иммунный ответ на норовирусную инфекцию эпителиальных клеток кишечника, вирусный белок (NS1) действует через прямой антагонизм системы IFN-λ и доминирует в тропизме вирусных клеток [71]. Два дополнительных белка ВИЧ-1 (Vpr и Vif) могут связываться с TANK-связывающей киназой 1 (TBK1) и блокировать экспрессию IFN типов I и III в человеческих DC и макрофагах [72], хотя IFN-λ играет ключевую роль в противовирусные иммунные ответы на эпителиальных поверхностях, вирусы изо всех сил стараются уклоняться от противовирусных иммунных ответов для создания инфекции.

    Влияние IFN-λ на адаптивные иммунные ответы

    Из-за некоторых схожих функций и сигнальных путей между IFN типа I и типа III предполагается, что система IFN-λ обладает некоторыми новыми аспектами врожденной иммунной системы, регулирующей адаптивный иммунитет. отклик. IFN-λ регулирует дифференцировку DC из моноцитов посредством формирования рецепторного комплекса IFN-λ, и стимуляция через этот рецептор специфически индуцирует пролиферацию толерогенных CD4 + CD25 + Foxp3 + регуляторных T (Treg) -клеток, в результате чего в генерации толерогенных ДК, которые могут подавлять функции IFNs [73].После аналогичных результатов исследования рекомбинантный аденовирус, экспрессирующий человеческий IFN-λ1, может снижать секрецию сывороточного IgE и увеличивать количество CD4 + CD25 + Foxp3 + Treg клеток селезенки, ослабляя аллергическое воспаление дыхательных путей [74]. Последующие исследования также отметили, что IFN-λ снижает активность Treg во время развития адаптивного иммунного ответа в более физиологических системах [75]. Таким образом, иммуностимулятор (экстракт выдержанного чеснока) может повышать уровень цитокинов IFN-λ и IL-4 в спленоцитах, стимулированных специфическим опухолевым антигеном, и уменьшать количество Treg-клеток в селезенке [76].Похоже, что IFN-λ позволяет адаптивной иммунной системе снижать иммуносупрессию, регулируемую Treg-клетками. Однако совсем недавно, по сравнению с активностью иммуносупрессии, регулируемой живыми Treg-клетками, мертвые Treg-клетки поддерживают и усиливают супрессорную способность иммунных ответов [77]. Основываясь на этих выводах, мы предполагаем, что дальнейшие исследования роли IFN-λ в снижении активности, индуцированной Treg-клетками, могут пролить свет на то, как контролировать поведение Treg-клеток и повысить эффективность терапии, направленной на контрольные точки рака.

    Отдельные подтипы IFN обладают различной эффективностью в избирательной активации подмножеств иммунных клеток для запуска противовирусной иммунной активности, приводящей к выработке устойчивой В- и Т-клеточной памяти [78]. Вскоре после первоначального открытия IFN-λ в некоторых сообщениях было высказано предположение, что IFN-λ может регулировать хелперные Т-клетки и подавлять экспрессию IL-4 и IL-13 в отсутствие ответа IFN-γ [79, 80]. Несмотря на смещение пролиферации Th2 / Th3 в сторону фенотипа Th2, общие однонуклеотидные полиморфизмы в генах IFN-λ и его рецепторных α-субъединиц влияют на передачу сигналов IFN-λ и, таким образом, модулируют баланс Th2 / Th3 и ухудшают терапевтический эффект лечения IFN во время инфекций. [81-83].Вместе с недавним сообщением о том, что IFN-λ блокирует превращение Т-клеток центральной памяти в эффекторные Т-клетки памяти, эти результаты предполагают, что IFN-λ может регулировать наиболее благоприятную среду Т-клеток путем предотвращения дифференцировки Th3 и, следовательно, поддерживать оптимальную адаптивную среду. противовирусный иммунный ответ для борьбы с вирусными инфекциями.

    Будущие тенденции применения для клинического лечения

    На основании литературы о IFN-λ в настоящее время хорошо установлено, что IFN-λ играет ключевую роль в врожденных / адаптивных иммунных ответах и ​​является лекарством будущего против хронических вирусных инфекций.Эта область срочно требует дальнейшего изучения как базовой биологии, так и терапевтической противовирусной активности IFN-λ. Например, так много исследований улучшили наше понимание эффектов различных подтипов IFN-λ на выведение инфекции HCV [84–89]. Однако остается путаница в отношении влияния подтипов IFN-λ на иммунный ответ на вирусные инфекции. Даже несмотря на то, что пациенты, инфицированные HCV с аллелем IFNL4-ΔG, обычно не избавляются от инфекции HCV, а IFN-λ4 секретируется лишь незначительно, эти пациенты имеют более низкую вирусную нагрузку HCV без лечения [10].Совсем недавно было сообщено, что генетические варианты в IFNL4 обладают различной эффективностью в устранении инфекции HCV в китайской популяции хань [90]. В частности, остается неясным, существует ли взаимосвязь между противовирусными иммунными ответами моделей мышей с инвазивной инфекцией ВГС и отсутствием цитокинов (IFN-λ1 или IFN-λ4) [91]. Такие знания могут выявить новые пути улучшения подтипов IFN-λ при разработке вакцин против ВГС. Из-за частично перекрывающихся сигнальных путей (RIG-I, MDA5 и MAVS), опосредованных IFN типа I и типа III, парадоксальная иммунная активность может осуществляться двумя типами IFN.Независимо от подтипов IFN, RIG-I активирует две различные категории ISG, одну JAK-STAT-зависимую, а другую JAK-STAT-независимую, которые согласованно вносят вклад в противовирусный иммунный ответ на инфекцию HEV [92]. Однако стойкая активация JAK-STAT-зависимого сигнального пути позволяет HEV-инфицированным клеткам противостоять экзогенному воздействию IFN, в то время как истощение рецепторов IFN-λ или MAVS (митохондриальный антивирусный сигнальный белок) приводит к противовирусному иммунному ответу, индуцированному IFN, предполагая, что постоянное присутствие IFN-λ способствует возникновению инфекции HEV [93].Вместе с недавним сообщением о противовирусной иммунной активности, опосредованной IFN-λ, нам все еще не хватает важной информации об основных функциях IFN-λ. Какова молекулярная природа взаимодействий между цитокином и рецептором? Совсем недавно кристаллизованный тройной комплекс (комплекс IFN-λ-IL28Ra-IL-10R2) подчеркивает пластичность передачи сигналов IFN-λ и его терапевтический потенциал [94]. Лучшее понимание взаимодействия между IFN-λ и его рецепторами может пролить свет на то, что активирует передачу сигналов, а также может способствовать развитию цитокинов с измененной функцией.Что касается передачи сигналов, опосредованной IFN-λ, то в настоящее время известно, что IFN I и III типов индуцируют сходные пути передачи сигналов. Несмотря на то, что JAK-STAT-зависимая передача сигнала осуществляется IFN как I, так и III типа, у нас все еще очень ограниченные знания о других активируемых IFN-λ путях, которые могут потенциально влиять на иммунную активность IFN-λ.

    Для связи между врожденным иммунным ответом и IFN-λ необходимы дальнейшие исследования относительного вклада полиморфизма IFNL в иммунную защиту хозяина.Например, недавно сообщалось, что полиморфизмы IFNL3 и IRF7 могут модулировать иммунный ответ против HSV-1 при болезни Альцгеймера [95] и что полиморфизмы IFNL3 также играют роль в иммунном ответе на терапию IFN у пациентов с хроническим HBV и HCV [ 96, 97], предполагая, что генетический полиморфизм IFNL3 может играть очевидную роль во врожденной защите. Что касается роли IFN-λ в адаптивном иммунном ответе, нам необходимо определить, какие клетки адаптивной иммунной системы отвечают на IFN-λ, и роль эндогенного IFN-λ в поддержании и развитии оптимальных адаптивных иммунных ответов на противостоять вирусной инфекции.Связанные с этим исследования могут внести вклад в разработку терапевтических препаратов IFN-λ и адъювантов для вакцин, связанных с IFN-λ.

    Заключение

    В заключение, IFN типа III были идентифицированы как новый класс цитокинов, которые представляют собой специализированные индуцированные вирусом IFN с иммунными и биологическими функциями, как перекрывающимися с IFN типа I, так и отличными от них. Лучшее понимание связанных функций и взаимодействий между различными противовирусными системами в иммунной системе может помочь исследователям в разработке терапевтических методов или иммунных регуляторов, включающих IFN-λ, для вторжения вирусных патогенов в организме хозяина и установления долговременного иммунитета без чрезмерного воздействия. активация воспаления.

    Благодарности

    Работа поддержана Национальным фондом естественных наук Китая (№ 31302100; 31700763; 81760287).

    Заявление о раскрытии информации

    Все авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

    Список литературы

    1. Гарсия-Састре А., Бирон, Калифорния: Интерфероны типа 1 и отношения вирус-хозяин: урок разрядки.Наука 2006; 312: 879-882.
    2. Мальмгаард Л. Индукция и регулирование интерферонов при вирусных инфекциях. J Interferon Cytokine Res 2004; 24: 439-454.
    3. Айзекс А., Линденманн Дж .: Вмешательство вирусов.I. Интерферон. Авторы A. Isaacs и J. Lindenmann, 1957. J. Interferon Res 1987; 7: 429-438.
    4. Самуэль CE: Противовирусное действие интерферонов. Clin Microbiol Rev 2001; 14: 778-809.
    5. Hamana A, Takahashi Y, Uchida T, Nishikawa M, Imamura M, Chayama K, Takakura Y: Оценка противовирусного эффекта интерферонов I, II и III типа на противовирусный устойчивый вирус гепатита C прямого действия.Antiviral Res 2017; 146: 130-138.
    6. Котенко С.В., Галлахер Г., Баурин В.В., Льюис-Антес А., Шен М., Шах Н.К., Лангер Дж. А., Шейх Ф., Диккеншитс Х., Доннелли Р.П.: IFN-лямбды опосредуют противовирусную защиту через отдельный рецепторный комплекс цитокинов класса II. Nat Immunol 2003; 4: 69-77.
    7. Шеппард П., Киндсфогель В., Сюй В., Хендерсон К., Шлуцмайер С., Уитмор Т. Э., Куэстнер Р., Гарригес Ю., Биркс С., Рорабак Дж., Острандер С., Донг Д., Шин Дж., Преснелл С., Фокс Б., Холдеман Б., Купер И. , Taft D, Gilbert t, Grant FJ et al .: IL-28, IL-29 и их рецептор цитокинов класса II IL-28R.Nat Immunol 2003; 4: 63-68.
    8. Прокунина-Олссон Л., Мучмор Б., Тан В., Пфайффер Р. М., Парк Х, Диккеншитс Х, Херготт Д., Портер-Гилл П., Муми А., Кохар I, Чен С., Бренд N, Тарвей М., Лю Л., Шейх Ф, Астемборски J, Бонковский HL, Эдлин BR, Howell CD, Morgan TR и др.: Вариант выше IFNL3 (IL28B), создающий новый ген интерферона IFNL4, связан с нарушением клиренса вируса гепатита C.Nat Genet 2013; 45: 164-171.
    9. Паладино П., Каммингс Д.Т., Нойс Р.С., Моссман К.Л.: IFN-независимый ответ на проникновение вирусных частиц обеспечивает первую линию противовирусной защиты, которая не зависит от TLR и гена, индуцируемого ретиноевой кислотой I. J Immunol 2006; 177: 8008-8016.
    10. О’Брайен Т.Р., Прокунина-Олссон Л., Доннелли Р.П.: IFN-lambda4: парадоксальный новый член семейства интерфероновых лямбда.J Interferon Cytokine Res 2014; 34: 829-838.
    11. de Weerd NA, Nguyen T: Интерфероны и их рецепторы — распределение и регуляция. Immunol Cell Biol 2012; 90: 483-491.
    12. Hamming OJ, Terczynska-Dyla E, Vieyres G, Dijkman R, Jorgensen SE, Akhtar H, Siupka P, Pietschmann T., Thiel V, Hartmann R: сигналы интерферона лямбда 4 через рецептор IFNlambda для регулирования противовирусной активности против HCV и коронавирусов.EMBO J 2013; 32: 3055-3065.
    13. Като Х, Такеучи О, Сато С., Ёнеяма М., Ямамото М., Мацуи К., Уэмацу С., Юнг А., Кавай Т., Исии К.Дж., Ямагути О, Оцу К., Цудзимура Т., Кох К.С., Рейс и Соуза К., Мацуура Ю., Fujita T, Akira S: Различная роль геликаз MDA5 и RIG-I в распознавании РНК-вирусов.Природа 2006; 441: 101-105.
    14. Йонеяма М., Кикучи М., Нацукава Т., Синобу Н., Имаидзуми Т., Миягиши М., Тайра К., Акира С., Фудзита Т.: РНК-геликаза RIG-I играет важную роль в индуцированных двухцепочечной РНК врожденных противовирусных реакциях. Nat Immunol 2004; 5: 730-737.
    15. Alexopoulou L, Holt AC, Medzhitov R, Flavell RA: Распознавание двухцепочечной РНК и активация NF-kappaB с помощью Toll-подобного рецептора 3.Nature 2001; 413: 732-738.
    16. Diebold SS, Kaisho T, Hemmi H, Akira S, Reis e Sousa C: врожденные противовирусные ответы посредством TLR7-опосредованного распознавания одноцепочечной РНК. Наука 2004; 303: 1529-1531.
    17. Heil F, Hemmi H, Hochrein H, Ampenberger F, Kirschning C, Akira S, Lipford G, Wagner H, Bauer S: Видоспецифическое распознавание одноцепочечной РНК через толл-подобные рецепторы 7 и 8.Наука 2004; 303: 1526-1529.
    18. Ким К., Хайрутдинов Б.И., Ли С.К., Чеонг Х.К., Кан С.В., Пак Х., Ли С., Ким Ю.Г., Джи Дж., Рич А., Ким К.К., Чон Й.Х .: Структура раствора домена Zbeta ДНК-зависимого активатора IFN человека. -регуляторные факторы и способы их связывания с B- и Z-ДНК.Proc Natl Acad Sci USA 2011; 108: 6921-6926.
    19. Takaoka A, Wang Z, Choi MK, Yanai H, Negishi H, Ban T, Lu Y, Miyagishi M, Kodama T, Honda K, Ohba Y, Taniguchi T: DAI (DLM-1 / ZBP1) — датчик цитозольной ДНК и активатор врожденного иммунного ответа. Природа 2007; 448: 501-505.
    20. ДеФилиппис В.Р., Альварадо Д., Сали Т., Ротенбург С., Фру К. Цитомегаловирус человека вызывает интерфероновый ответ через датчик ДНК ZBP1. J Virol 2010; 84: 585-598.
    21. Hayashi T, Nishitsuji H, Takamori A, Hasegawa A, Masuda T., Kannagi M: ДНК-зависимый активатор IFN-регуляторных факторов усиливает транскрипцию ВИЧ-1 через NF-kappaB.Microbes Infect 2010; 12: 937-947.
    22. Ablasser A, Bauernfeind F, Hartmann G, Latz E, Fitzgerald KA, Hornung V: RIG-I-зависимое восприятие поли (dA: dT) посредством индукции РНК-полимеразы III-транскрибируемого промежуточного звена РНК. Нат Иммунол 2009; 10: 1065-1072.
    23. Chiu YH, Macmillan JB, Chen ZJ: РНК-полимераза III обнаруживает цитозольную ДНК и индуцирует интерфероны типа I через путь RIG-I.Cell 2009; 138: 576-591.
    24. Fernandes-Alnemri T, Yu JW, Datta P, Wu J, Alnemri ES: AIM2 активирует инфламмасомы и гибель клеток в ответ на цитоплазматическую ДНК. Природа 2009; 458: 509-513.
    25. Hornung V, Ablasser A, Charrel-Dennis M, Bauernfeind F, Horvath G, Caffrey DR, Latz E, Fitzgerald KA: AIM2 распознает цитозольную дцДНК и с ASC формирует воспаление, активирующее каспазу-1.Природа 2009; 458: 514-518.
    26. Sun L, Wu J, Du F, Chen X, Chen ZJ: Циклическая GMP-AMP-синтаза — это цитозольный ДНК-сенсор, который активирует путь интерферона I типа. Наука 2013; 339: 786-791.
    27. Като К., Омура Х, Ишитани Р., Нуреки О: Циклический GMP-AMP как эндогенный второй мессенджер в врожденной иммунной передаче сигналов цитозольной ДНК.Annu Rev Biochem 2017; 86: 541-566.
    28. Compan V, Martin-Sanchez F, Baroja-Mazo A, Lopez-Castejon G, Gomez AI, Verkhratsky A, Brough D, Pelegrin P: связанный с апоптозом пятнышкообразный белок, содержащий CARD, образует пятнышки, но не активирует каспазу-1 в отсутствие NLRP3 при набухании макрофагов.J Immunol 2015; 194: 1261-1273.
    29. Sagulenko V, Thygesen SJ, Sester DP, Idris A, Cridland JA, Vajjhala PR, Roberts TL, Schroder K, Vince JE, Hill JM, Silke J, Stacey KJ: инфламмасомы AIM2 и NLRP3 активируют пути апоптотической и пироптотической смерти через ASC. Cell Death Differ 2013; 20: 1149-1160.
    30. Унтерхольцнер Л: Ответ интерферона на внутриклеточную ДНК: почему так много рецепторов? Иммунобиология 2013; 218: 1312-1321.
    31. Свецки М., Колонна М.: Интерфероны типа I: разнообразие источников, пути продуцирования и влияние на иммунные ответы.Curr Opin Virol 2011; 1: 463-475.
    32. Genin P, Vaccaro A, Civas A: роль дифференциальной экспрессии человеческого интерферона-генов в противовирусном иммунитете. Cytokine Growth Factor Rev 2009; 20: 283-295.
    33. Honda K, Yanai H, Negishi H, Asagiri M, Sato M, Mizutani T., Shimada N, Ohba Y, Takaoka A, Yoshida N, Taniguchi T: IRF-7 является главным регулятором интерферон-зависимых иммунных ответов I типа.Природа 2005; 434: 772-777.
    34. Мари I, Дурбин JE, Леви DE: Дифференциальная вирусная индукция отдельных генов интерферона-альфа посредством положительной обратной связи через фактор регуляции интерферона-7. EMBO J 1998; 17: 6660-6669.
    35. Оногучи К., Йонеяма М., Такемура А., Акира С., Танигучи Т., Намики Х., Фудзита Т.: Вирусные инфекции активируют гены интерферона I и III типов посредством общего механизма.J Biol Chem 2007; 282: 7576-7581.
    36. Osterlund PI, Pietila TE, Veckman V, Kotenko SV, Julkunen I. Члены семейства регуляторных факторов IFN по-разному регулируют экспрессию генов IFN типа III (IFN-лямбда). J Immunol 2007; 179: 3434-3442.
    37. Томсон С.Дж., Го Ф.Г., Бэнкс Х., Краусгрубер Т., Котенко С.В., Фоксвелл Б.М., Удалова И.А.: Роль мобильных элементов в регуляции экспрессии гена IFN-lambda1.Proc Natl Acad Sci USA 2009; 106: 11564-11569.
    38. Iversen MB, Ank N, Melchjorsen J, Paludan SR: Экспрессия интерферона типа III (IFN) в слизистой оболочке влагалища опосредуется в основном дендритными клетками и проявляет более сильную зависимость от NF-kappaB, чем IFN типа I. J Virol 2010; 84: 4579-4586.
    39. Ank N, Iversen MB, Bartholdy C, Staeheli P, Hartmann R, Jensen UB, Dagnaes-Hansen F, Thomsen AR, Chen Z, Haugen H, Klucher K, Paludan SR: важная роль интерферона III типа (IFN-lambda / IL-28) с TLR-индуцированной противовирусной активностью. J Immunol 2008; 180: 2474-2485.
    40. Ank N, West H, Bartholdy C, Eriksson K, Thomsen AR, Paludan SR: Лямбда-интерферон (IFN-lambda), IFN типа III, индуцируется вирусами и IFN и проявляет мощную противовирусную активность против некоторых вирусных инфекций in vivo.J Virol 2006; 80: 4501-4509.
    41. Дурбин Р.К., Котенко С.В., Дурбин Ю.Е.: Индукция и функция интерферона на поверхности слизистой оболочки. Immunol Rev 2013; 255: 25-39.
    42. Старк Г. Р., Керр И. М., Уильямс Б. Р., Сильверман Р. Х., Шрайбер Р. Д.: Как клетки реагируют на интерфероны.Annu Rev Biochem 1998; 67: 227-264.
    43. Ank N, West H, Paludan SR: IFN-lambda: новые противовирусные цитокины. J Interferon Cytokine Res 2006; 26: 373-379.
    44. Gad HH, Dellgren C, Hamming OJ, Vends S, Paludan SR, Hartmann R: Интерферон-лямбда функционально является интерфероном, но структурно связан с семейством интерлейкинов-10.J Biol Chem 2009; 284: 20869-20875.
    45. Микнис З.Дж., Маграчева Э., Ли В., Зданов А., Котенко С.В., Влодавер А: Кристаллическая структура человеческого интерферона-лямбда1 в комплексе с его высокоаффинным рецептором интерферон-лямбдаR1. J Mol Biol 2010; 404: 650-664.
    46. Марчелло Т., Гракуи А., Барба-Спаэт Г., Махлин Е.С., Котенко С.В., Макдональд М.Р., Райс К.М.: Интерфероны альфа и лямбда ингибируют репликацию вируса гепатита С с помощью четкой передачи сигнала и кинетики регуляции генов.Гастроэнтерология 2006; 131: 1887-1898.
    47. Zhou Z, Hamming OJ, Ank N, Paludan SR, Nielsen AL, Hartmann R: Интерферон III типа (IFN) индуцирует IFN-подобный ответ I типа в ограниченном подмножестве клеток через сигнальные пути, включающие как путь Jak-STAT, так и митоген-активируемые протеинкиназы.J Virol 2007; 81: 7749-7758.
    48. Робек М.Д., Бойд Б.С., Чисари Ф.В.: Лямбда-интерферон подавляет репликацию вирусов гепатита В и С. J Virol 2005; 79: 3851-3854.
    49. Хоу В., Ван X, Е Л., ​​Чжоу Л., Ян З. К., Ридель Э, Хо В. З.: Лямбда-интерферон подавляет инфицирование макрофагов вирусом иммунодефицита человека 1 типа.J Virol 2009; 83: 3834-3842.
    50. Mordstein M, Kochs G, Dumoutier L, Renauld JC, Paludan SR, Klucher K, Staeheli P: Интерферон-лямбда способствует врожденному иммунитету мышей против вируса гриппа A, но не против гепатотропных вирусов. PLoS Pathog 2008; 4: e1000151.
    51. Дуам Ф., Сото Альбрехт Ю.Е., Хребикова Г., Садимин Е., Дэвидсон С., Котенко С.В., Плосс А: Интерферон-опосредованная передача сигналов типа III имеет решающее значение для борьбы с живой ослабленной вирусной инфекцией желтой лихорадки in vivo.MBio 2017; 8: e00819-17.
    52. Boisvert M, Shoukry NH: Интерфероны типа III при вирусной инфекции гепатита С. Фронт Иммунол 2016; 7: 628.
    53. Davidson S, McCabe TM, Crotta S, Gad HH, Hessel EM, Beinke S, Hartmann R, Wack A: IFNlambda является мощным противогриппозным терапевтическим средством без побочных воспалительных эффектов лечения IFNalpha.EMBO Mol Med 2016; 8: 1099-1112.
    54. Lazear HM, Daniels BP, Pinto AK, Huang AC, Vick SC, Doyle SE, Gale M., Jr Klein RS, Diamond MS: Интерферон-лямбда ограничивает нейроинвазию вируса Западного Нила, ужесточая гематоэнцефалический барьер. Sci Transl Med 2015; 7: 284ra259.
    55. Ли С., Болдридж MT: Интерферон-лямбда: мощный регулятор кишечных вирусных инфекций.Фронт Иммунол 2017; 8: 749.
    56. Lalle E, Bordi L, Caglioti C, Garbuglia AR, Castilletti C, Taibi C, Cristofari F, Capobianchi MR: повышенная регуляция IFN-альфа-рецептора-1 в PBMC от пациентов, ранее не инфицированных HCV, несущих генотип cc. возможная роль IFN-лямбда. PLoS One 2014; 9: e.
    57. Lazear HM, Nice TJ, Diamond MS: Интерферон-лямбда: иммунные функции на барьерных поверхностях и за их пределами.Иммунитет 2015; 43: 15-28.
    58. Sommereyns C, Paul S, Staeheli P, Michiels T: IFN-lambda (IFN-lambda) экспрессируется тканезависимым образом и в первую очередь действует на эпителиальные клетки in vivo. PLoS Pathog 2008; 4: e1000017.
    59. Stiff A, Carson W: Исследования интерферона-лямбда для лечения рака.J Innate Immun 2015; 7: 243-250.
    60. Йошио С., Канто Т., Курода С., Мацубара Т., Хигаситани К., Какита Н., Исида Х., Хирамацу Н., Нагано Х, Сугияма М., Мурата К., Фукухара Т., Мацуура Ю., Хаяси Н., Мизоками М., Такехара Т.: Человеческая кровь. дендритные клетки антиген 3 (BDCA3) (+) дендритные клетки являются мощным продуцентом интерферона-лямбда в ответ на вирус гепатита С.Гепатология 2013; 57: 1705-1715.
    61. Бартлетт Н.В., Буттигег К., Котенко С.В., Смит Г.Л.: Лямбды мышиного интерферона (интерфероны типа III) проявляют мощную противовирусную активность in vivo на модели поксвирусной инфекции. J Gen Virol 2005; 86: 1589-1596.
    62. Jagger BW, Miner JJ, Cao B, Arora N, Smith AM, Kovacs A, Mysorekar IU, Coyne CB, Diamond MS: стадия беременности и передача сигналов IFN-лямбда регулируют инфекцию ZIKV в утробе матери.Cell Host Microbe 2017; 22: 366-376.
    63. Kim BJ, Cho SW, Jeon YJ, An S, Jo A, Lim JH, Kim DY, Won TB, Han DH, Rhee CS, Kim HJ: Интраназальная доставка ДНК Duox2 с использованием катионного полимера может предотвратить острую вирусную инфекцию гриппа A in vivo легкое. Appl Microbiol Biotechnol. 2018; 102: 105-115.
    64. Mordstein M, Neugebauer E, Ditt V, Jessen B, Rieger T, Falcone V, Sorgeloos F, Ehl S, Mayer D, Kochs G, Schwemmle M, Gunther S, Drosten C, Michiels T, Staeheli P: интерферон лямбда визуализирует эпителиальные клетки респираторного и желудочно-кишечного трактов, устойчивых к вирусным инфекциям.J Virol 2010; 84: 5670-5677.
    65. Johnson TR, Mertz SE, Gitiban N, Hammond S, Legallo R, Durbin RK, Durbin JE: Роль врожденных IFNs в определении иммунопатологии респираторно-синцитиального вируса. J Immunol 2005; 174: 7234-7241.
    66. Karst SM, Wobus CE, Lay M, Davidson J, Virgin HWt: STAT1-зависимый врожденный иммунитет к норволк-подобному вирусу.Наука 2003; 299: 1575–1578.
    67. Katze MG, He Y, Gale M, Jr: Вирусы и интерферон: борьба за превосходство. Nat Rev Immunol 2002; 2: 675-687.
    68. Bandi P, Pagliaccetti NE, Robek MD: Ингибирование активности интерферона типа III с помощью иммуномодулирующих белков ортопоксвируса.J Interferon Cytokine Res 2010; 30: 123-134.
    69. He F, Melen K, Maljanen S, Lundberg R, Jiang M, Osterlund P, Kakkola L, Julkunen I. Белок VP24 эболавируса мешает врожденным иммунным ответам, подавляя экспрессию гена интерферона-лямбда1. Вирусология 2017; 509: 23-34.
    70. Линд К., Сведин Е., Домсген Е., Капелл С., Лайтинен О, Молл М., Флодстром-Тулберг М.: Вирус Коксаки противостоит врожденному иммунному ответу хозяина, блокируя экспрессию интерферона III типа. J Gen Virol 2016; 97: 1-12.
    71. Lee S, Wilen CB, Orvedahl A, McCune BT, Kim KW, Orchard RC, Peterson ST, Nice TJ, Baldridge MT, Virgin HW: Тропизм клеток норовируса определяется комбинаторным действием вирусного неструктурного белка и цитокина хозяина.Cell Host Microbe 2017; 22: 449-459.
    72. Harman AN, Nasr N, Feetham A, Galoyan A, Alshehri AA, Rambukwelle D, Botting RA, Hiener BM, Diefenbach E, Diefenbach RJ, Kim M, Mansell A, Cunningham AL: ВИЧ блокирует индукцию интерферона в дендритных клетках человека и макрофагах Нарушение регуляции TBK1.J Virol 2015; 89: 6575-6584.
    73. Mennechet FJ, Uze G: Дендритные клетки, обработанные интерфероном лямбда, специфически индуцируют пролиферацию FOXP3-экспрессирующих супрессорных Т-клеток. Кровь 2006; 107: 4417-4423.
    74. Li Y, Gao Q, Yuan X, Zhou M, Peng X, Liu X, Zheng X, Xu D, Li M: аденовирус, экспрессирующий IFN-lambda1 (IL-29), ослабляет аллергическое воспаление дыхательных путей и гиперреактивность дыхательных путей при экспериментальной астме.Инт Иммунофармакол 2014; 21: 156-162.
    75. Morrow MP, Pankhong P, Laddy DJ, Schoenly KA, Yan J, Cisper N, Weiner DB: сравнительная способность IL-12 и IL-28B регулировать популяции Treg и повышать адаптивный клеточный иммунитет. Кровь 2009; 113: 5868-5877.
    76. Larypoor M, Bayat M, Zuhair MH, Akhavan Sepahy A, Amanlou M: Оценка количества Treg-клеток CD4 (+) CD25 (+) FoxP3 (+) у нормальных мышей, подвергшихся действию AFB1 и обработанных экстрактом старого чеснока.Cell J 2013; 15: 37-44.
    77. Maj T, Wang W, Crespo J, Zhang H, Wei S, Zhao L, Vatan L, Shao I, Szeliga W, Lyssiotis C, Liu JR, Kryczek I, Zou W: Окислительный стресс контролирует апоптоз регуляторных Т-клеток и активность супрессоров и Устойчивость к PD-L1-блокаде в опухоли. Nat Immunol.2017; 18: 1332.
    78. Берри К.М.: Понимание терапии подтипа интерферона при вирусных инфекциях: использование силы врожденной иммунной системы. Cytokine Growth Factor Rev 2016; 31: 83-90.
    79. Dai J, Megjugorac NJ, Gallagher GE, Yu RY, Gallagher G: IFN-lambda1 (IL-29) ингибирует экспрессию GATA3 и подавляет ответы Th3 в человеческих наивных Т-клетках и Т-клетках памяти.Кровь 2009; 113: 5829-5838.
    80. Джордан В.Дж., Эскдейл Дж., Сринивас С., Пекарек В., Келнер Д., Родия М., Галлахер Г.: Человеческий интерферон лямбда-1 (IFN-lambda1 / IL-29) модулирует ответ Th2 / Th3. Genes Immun 2007; 8: 254-261.
    81. Бхушан А., Гош С., Бхаттачарджи С., Чиннасвами С. Смешение с помощью однонуклеотидного полиморфизма rs117648444 (P70S) влияет на ассоциацию вариантов локуса интерферона лямбда с ответом на терапию интерферон-альфа-рибавирином у пациентов с вирусным гепатитом с хроническим генотипом инфекции.J Interferon Cytokine Res 2017; 37: 369-382.
    82. Эгли А., Сантер Д.М., О’Ши Д., Тиррелл Д.Л., Хоутон М.: Влияние семейства интерферонов-лямбда на врожденный и адаптивный иммунный ответ на вирусные инфекции. Emerg Microbes Infect 2014; 3: e51.
    83. Hegazy AN, Peine M, Helmstetter C, Panse I, Frohlich A, Bergthaler A, Flatz L, Pinschewer DD, Radbruch A, Lohning M: Интерфероны направляют перепрограммирование клеток Th3 для создания стабильного GATA-3 (+) T-бет (+ ) подмножество клеток с комбинированными функциями клеток Th3 и Th2.Иммунитет 2010; 32: 116-128.
    84. Griffiths SJ, Dunnigan CM, Russell CD, Haas JG: Роль полиморфизмов интерферон-лямбда-локуса в гепатите C и других инфекционных заболеваниях. J Innate Immun 2015; 7: 231-242.
    85. Hermant P, Michiels T: Интерферон-лямбда в контексте вирусных инфекций: продукция, ответ и терапевтические последствия.J Innate Immun 2014; 6: 563-574.
    86. Лейдлоу С.М., Дастин Л.Б.: Интерферон-лямбда: возможности, риски и неопределенности в борьбе с ВГС. Фронт Иммунол 2014; 5: 545.
    87. Nguyen LT, Van Nguyen D, Carr MJ, Hall WW, Nguyen LA: Ассоциация полиморфизмов лямбда-интерферона с повышенными исходными вирусными нагрузками при хронической инфекции вируса гепатита C генотипа 6.Arch Virol. 2018; 163: 115-124.
    88. Сахаи Ф., Газанфари М., Вазири Ф., Джамнани Ф. Р., Давари М., Гарибзаде С., Фатех Р., Абдолрахими Ф., Дизаджи С. П., Фатех А., Сиадат С. Д.: Влияние генетической изменчивости в генах IL28B, IFNL4 и HLA на реакцию на лечение хронических заболеваний. инфекция вирусом гепатита С.Infect Genet Evol 2017; 54: 330-337.
    89. Wieczorek-Godlewska R, Ploski R, Perkowska-Ptasinska A, Tronina O, Sadowska A, Pacholczyk M, Lisik W., Durlik M: Влияние полиморфизма интерферона лямбда-3 реципиента и донора на течение инфекции ВГС после трансплантации печени.Clin Exp Hepatol 2017; 3: 152-158.
    90. Хуанг П, Яо Й, Юэ М., Тиан Т, Чен Х, Чен М., Ван Дж, Чжан И, Ю Р: Генетические варианты интерферона-лямбда 4 влияют на клиренс ВГС в китайской ханьской популяции. Sci Rep 2017; 7: 42408.
    91. Ласфар А., Злоза А., Коэн-Солал К.А.: IFN-лямбда-терапия: текущее состояние и перспективы на будущее.Drug Discov Today 2016; 21: 167-171.
    92. Xu L, Wang W, Li Y, Zhou X, Yin Y, Wang Y, de Man RA, van der Laan LJW, Huang F, Kamar N, Peppelenbosch MP, Pan Q: RIG-I — ключевой антивирусный ген, стимулируемый интерфероном. против вируса гепатита Е независимо от выработки интерферона. Гепатология 2017; 65: 1823-1839.
    93. Инь X, Ли X, Амбардекар С., Ху З., Ломм С., Фэн З .: Вирус гепатита Е сохраняется при наличии ответа интерферона типа III. PLoS Pathog 2017; 13: e1006417.
    94. Mendoza JL, Schneider WM, Hoffmann HH, Vercauteren K, Jude KM, Xiong A, Moraga I, Horton TM, Glenn JS, de Jong YP, Rice CM, Garcia KC: комплекс IFN-lambda-IFN-lambdaR1-IL-10Rbeta Выявлены структурные особенности, лежащие в основе функциональной пластичности IFN типа III.Иммунитет 2017; 46: 379-392.
    95. Costa AS, Agostini S, Guerini FR, Mancuso R, Zanzottera M, Ripamonti E, Racca V, Nemni R, Clerici M: Модуляция иммунных ответов на вирус простого герпеса типа 1 с помощью полиморфизмов IFNL3 и IRF7: исследование болезни Альцгеймера. J Alzheimers Dis 2017; 60: 1055-1063.
    96. Индольфи Г., Аззари С., Рести М.: Полиморфизмы в гене IFNL3 / IL28B и гепатит С: от взрослых к детям. World J Gastroenterol 2014; 20: 9245-9252.
    97. Lin Z, Zhang J, Ma X, Yang S, Tian N, Lin X, Zhou S, Liu L, Gao Y: Роль генетических полиморфизмов интерферона лямбда-3 в ответ на терапию интерфероном у пациентов с хроническим гепатитом B: обновленная версия Meta Анализ.Hepat Mon 2016; 16: e37534.

    Автор Контакты

    Юнхао Ху и Синь Цао

    Колледж ветеринарной медицины,

    Сельскохозяйственный университет Ганьсу Ланьчжоу, 730000, Ганьсу (Китай)

    Электронная почта [email protected]; [email protected]


    Подробности статьи / публикации

    Предварительный просмотр первой страницы

    Получено: 14 апреля 2018 г.
    Принято: 7 ноября 2018 г.
    Опубликовано онлайн: 15 ноября 2018 г.
    Дата выпуска: ноябрь 2018 г.

    Количество страниц для печати: 13
    Количество рисунков: 2
    Количество столов: 0

    ISSN: 1015-8987 (печатный)
    eISSN: 1421-9778 (онлайн)

    Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/CPB


    Лицензия открытого доступа / Дозировка лекарства / Заявление об ограничении ответственности

    Эта статья находится под международной лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 (CC BY-NC-ND). Использование и распространение в коммерческих целях, а также любое распространение измененных материалов требует письменного разрешения. Дозировка лекарства: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарства, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат. Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

    Нарушение активности интерферона I типа и воспалительные реакции у пациентов с тяжелой формой COVID-19

    Интерфероны мешают восстановлению легких

    Интерфероны (IFN) играют центральную роль в противовирусном иммунитете.Распознавание вирусов вызывает выработку IFN, что, в свою очередь, запускает транскрипцию IFN-стимулированных генов (ISG), которые выполняют различные противовирусные функции. IFN типа I (IFN-α и IFN-β) широко экспрессируются и могут вызывать иммунопатологию при вирусных инфекциях. Напротив, ответы IFN типа III (IFN-λ) в основном ограничиваются поверхностями слизистых оболочек и, как считается, обеспечивают противовирусную защиту, не вызывая повреждающих провоспалительных реакций. Соответственно, IFN-λ был предложен в качестве терапевтического средства при коронавирусном заболевании 2019 (COVID-19) и других подобных вирусных респираторных заболеваниях (см. Перспективу Grajales-Reyes и Colonna).Broggi et al. сообщают, что заболеваемость пациентов с COVID-19 коррелирует с высокой экспрессией интерферонов типа I и III в легких. Кроме того, IFN-λ, секретируемый дендритными клетками в легких мышей, подвергшихся воздействию синтетической вирусной РНК, вызывает повреждение эпителия легких, что увеличивает восприимчивость к смертельным бактериальным суперинфекциям. Аналогичным образом, используя мышиную модель инфекции гриппа, Major et al. обнаружили, что передача сигналов IFN (особенно IFN-λ) препятствует восстановлению легких, индуцируя p53 и ингибируя пролиферацию и дифференцировку эпителия.Усложняя эту картину, Hadjadj et al. обнаружил, что иммунные клетки периферической крови пациентов с тяжелым и критическим COVID-19 снизили уровень IFN типа I и усилили ответные реакции, вызванные провоспалительным интерлейкином-6 и фактором некроза опухоли α. Это говорит о том, что, в отличие от местного производства, системное производство IFN может быть полезным. Результаты этого трех исследований показывают, что место, время и продолжительность воздействия IFN являются критическими параметрами, лежащими в основе успеха или неудачи терапевтических средств при вирусных респираторных инфекциях.

    Наука , этот выпуск стр. 706, стр. 712, стр. 718; также с. 626

    Abstract

    Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) характеризуется различными моделями прогрессирования заболевания, которые предполагают различные иммунные реакции хозяина. Мы провели комплексный иммунный анализ на когорте из 50 пациентов с COVID-19 с различной степенью тяжести заболевания. У тяжелых и критических пациентов наблюдался отчетливый фенотип, состоящий из сильно нарушенного ответа интерферона (IFN) типа I (характеризуемого отсутствием IFN-β и низкой продукцией и активностью IFN-α), который был связан со стойкой вирусной нагрузкой в ​​крови и обострение воспалительной реакции.Воспаление было частично вызвано ядерным фактором транскрипционного фактора — κB и характеризовалось повышенным уровнем фактора некроза опухоли — α и выработкой интерлейкина-6 и передачей сигналов. Эти данные предполагают, что дефицит интерферона I типа в крови может быть признаком тяжелой формы COVID-19 и служить основанием для применения комбинированных терапевтических подходов.

    Ранние клинические описания случаев заболевания коронавирусом 2019 года (COVID-19), вызванного первым тяжелым острым респираторным синдромом, вызванным коронавирусом 2 (SARS-CoV-2) в конце 2019 года, быстро выявили различные закономерности прогрессирования заболевания ( 1 ).Хотя у большинства пациентов болезнь протекает от легкой до умеренной, у 5–10% заболевание прогрессирует до тяжелого или критического, включая пневмонию и острую респираторную недостаточность ( 2 , 3 ). На основании данных пациентов с лабораторно подтвержденным COVID-19 из материкового Китая, госпитализация в отделение интенсивной терапии (ОИТ), инвазивная искусственная вентиляция легких или смерть наступили в 6,1% случаев ( 1 ), а уровень смертности от последние текущие данные по Франции были 0,70% ( 3 ). Эта доля критических случаев выше, чем предполагаемая для сезонного гриппа ( 4 ).Кроме того, относительно высокие показатели дыхательной недостаточности были зарегистрированы у молодых людей (в возрасте 50 лет и младше) с ранее умеренными сопутствующими заболеваниями (такими как гипертония, сахарный диабет или избыточный вес) ( 5 ). Тяжелые случаи могут возникать на ранней стадии развития болезни, но клинические наблюдения обычно описывают двухэтапное прогрессирование заболевания, начиная с легкой и средней степени тяжести с последующим вторичным ухудшением дыхательной системы через 9–12 дней после появления первых симптомов ( 2 , 6 , 7 ).Ухудшение дыхательной системы сопровождается увеличением помутнений легких по результатам компьютерной томографии (КТ) грудной клетки, лимфоцитопенией, высоким протромбиновым временем и повышенными уровнями D-димера ( 2 ). Эта двухфазная эволюция, отмеченная значительным увеличением количества реагентов острой фазы в крови, предполагает нарушение регуляции воспалительного ответа хозяина, что приводит к дисбалансу между провоспалительными и противовоспалительными медиаторами. Это приводит к последующему привлечению и накоплению лейкоцитов в тканях, вызывая острый респираторный дистресс-синдром (ARDS) ( 8 ).Однако мало что известно об иммунологических особенностях и молекулярных механизмах, влияющих на тяжесть COVID-19.

    Чтобы проверить гипотезу вирусного гипервоспаления, ведущего к тяжелому заболеванию, мы использовали интегративный подход, основанный на клинических и биологических данных, углубленном фенотипическом анализе иммунных клеток, стандартизованном транскриптомном анализе цельной крови и измерениях цитокинов в группе. 50 пациентов с COVID-19 с различной степенью тяжести от легкой до критической. В исследование были включены

    пациентов с COVID-19 ( n = 50) и здоровые люди контрольной группы ( n = 18).Характеристики пациентов подробно описаны в дополнительных материалах и представлены в таблице S1 и на рис. S1. Пациенты были проанализированы в среднем через 10 дней (межквартильный размах от 9 до 11 дней) после начала заболевания. При поступлении степень тяжести COVID-19 была разделена на легкую и среднюю ( n = 15 пациентов), тяжелую ( n = 17 пациентов) и критическую ( n = 18 пациентов).

    Как сообщалось в предыдущих исследованиях ( 1 , 2 , 8 ), лимфоцитопения коррелирует с тяжестью заболевания (рис.1А). Чтобы дополнительно охарактеризовать это, мы использовали массовую цитометрию и выполнили визуализацию t-распределенного стохастического встраивания соседей (viSNE) ( 9 ), чтобы сравнить плотности популяций клеток в соответствии с серьезностью заболевания (рис. 1B). Представление viSNE и количество дифференцированных клеток показали снижение плотности естественных киллеров (NK) и Т-клеток CD3 + , включая все субпопуляции Т-клеток, что было более выраженным для Т-клеток CD8 + . Этот фенотип был более выражен у тяжелых и критических пациентов, контрастируя с увеличением плотности В-клеток и моноцитов (рис.1, В — F). Не наблюдалось серьезного дисбаланса в субпопуляциях CD4 + и CD8 + наивных Т-клеток / памяти (рис. S2). Данные о поляризации Т-клеток и других второстепенных подмножествах Т-клеток показаны на рис. S3. Плазмобласты были обогащены у всех инфицированных пациентов (рис. 1F), что подтверждается увеличением генов, связанных с активацией В-клеток и дифференцировкой плазмобластов, таких как IL4R , TNFSF13B и XBP1 (рис. S4), но без значительного повышения концентрации иммуноглобулинов в сыворотке крови (рис.S5).

    Рис. 1. Фенотипирование лейкоцитов периферической крови у пациентов с инфекцией SARS-CoV-2.

    ( A ) Количество лимфоцитов в цельной крови пациентов с COVID-19 было проанализировано между 8 и 12 днями после появления первых симптомов в зависимости от тяжести заболевания. ( B ) Карта viSNE лейкоцитов крови после исключения гранулоцитов, окрашенная 30 маркерами и измеренная с помощью масс-цитометрии. Клетки автоматически разделяются на пространственно различные подмножества в соответствии с комбинацией маркеров, которые они выражают.LTgd, γδ Т-клетка; MAIT, инвариантные Т-клетки, ассоциированные со слизистой оболочкой; LB, B лимфоциты. ( C ) Карта viSNE, окрашенная в соответствии с плотностью клеток по степени тяжести заболевания (классифицируется как здоровый контроль, от легкой до умеренной, тяжелой и критической). Красный цвет указывает на самую высокую плотность клеток. ( D ) Абсолютное количество CD3 + Т-клеток, CD8 + Т-клеток и CD3 CD56 + NK-клеток в периферической крови пациентов с COVID-19 в зависимости от тяжести заболевания.( E и F ) Пропорции (частоты) субпопуляций лимфоцитов от пациентов с COVID-19. (E) Пропорции Т-клеток CD3 + среди лимфоцитов, Т-клеток CD8 + среди Т-клеток CD3 + и NK-клеток среди лимфоцитов. (F) Доли В-клеток CD19 + среди лимфоцитов и плазмобластов CD38hi CD27hi среди В-клеток CD19 + . ( G ) Анализ функционального статуса специфических подмножеств Т-клеток и NK-клеток на основе экспрессии маркеров активации (CD38, HLA-DR) и истощения (PD-1, Tim-3).В (D) — (G) данные указывают медианное значение. Каждая точка представляет отдельного пациента. P значения были определены с помощью теста Краскела-Уоллиса, с последующим пост-тестом Данна для множественных сравнений групп с сообщенной медианной величиной; * P <0,05; ** P <0,01; *** P <0,001.

    Затем мы оценили функциональный статус специфических подмножеств Т-клеток и NK-клеток, используя маркеры активации [CD25, CD38 и антиген лимфоцитов человека (HLA) –DR] и истощения [запрограммированная гибель клеток 1 (PD-1) и Tim- 3] (рис.S6A). Популяции CD4 + и CD8 + Т-клеток характеризовались увеличением CD38 + HLA-DR + -активированных Т-клеток у всех инфицированных пациентов, причем экспрессия PD-1 умеренно возрастала с тяжестью заболевания. (Рис. 1G и рис. S6B). Подобное увеличение активированных NK-клеток было обнаружено у всех инфицированных пациентов, особенно у критических пациентов, и NK-клетки показали значительное увеличение экспрессии Tim-3 (рис. 1G). Кроме того, экспрессия генов, связанных с истощением, таких как BATF , IRF4 и CD274 , значительно увеличивалась с увеличением тяжести заболевания (рис.S6C). Высокая экспрессия аннексина-V (с помощью проточной цитометрии) и повышающая регуляция связанных с апоптозом генов в крови тяжелых и критических пациентов подтверждают мнение о том, что лимфоцитопения может быть частично объяснена обострением апоптоза Т-клеток (рис. S7).

    Чтобы исследовать иммунологические сигнатуры транскрипции, которые характеризуют тяжесть заболевания, мы количественно оценили экспрессию связанных с иммунитетом генов в лейкоцитах периферической крови (рис. 2А). Мы идентифицировали дифференциально экспрессируемые гены в зависимости от степени тяжести (рис.2Б). Неконтролируемый анализ основных компонентов (PCA) разделял пациентов с высокой степенью тяжести заболевания по основному компоненту 1 (PC1), обусловленному воспалительным и врожденным иммунным ответом, кодирующим генами (оценка обогащения анализа набора генов с q значение <0,2) (рис. 2C) . PC2, который был обогащен генами, кодирующими белки, участвующие в ответах интерферона (IFN) как типа I, так и типа II, отличал пациентов от легкой до умеренной от других групп. В совокупности эти данные свидетельствуют о зависимом от степени тяжести повышении активации врожденных и воспалительных путей; Напротив, ответ на IFN был высоким у пациентов с легкой и средней степенью тяжести, тогда как у более тяжелых пациентов он был снижен.

    Рис. 2. Иммунологическая транскрипционная сигнатура инфекции SARS-CoV-2.

    РНК, экстрагированной из цельной крови пациента, и количество РНК 574 генов определяли посредством прямой гибридизации зонда с использованием набора Nanostring nCounter Human Immunology_v2. ( A ) Отображение на тепловой карте всех генов, упорядоченных с помощью иерархической кластеризации. Здоровый контроль ( n = 13 пациентов), от легкой до умеренной ( n = 11 пациентов), тяжелой ( n = 10 пациентов) и критической ( n = 11 пациентов).Гены с повышенной регуляцией показаны красным цветом, а гены с пониженной регуляцией показаны синим цветом. ( B ) Графики вулкана, изображающие log10 (значение P ) и log2 (кратное изменение), а также значение z для каждого сравнения групп (дополнительные материалы, материалы и методы). Сравнение экспрессии генов позволило идентифицировать значительно дифференцированно экспрессируемые гены между степенями тяжести (контроль за здоровьем по сравнению с легкой и средней степенью, 216 генов; от легкой до умеренной по сравнению с тяжелой, 43 гена; тяжелый по сравнению с критическим, 0 гена).( C ) (Слева) PCA транскрипционных данных. (Средний и правый) Кинетические графики, показывающие средние нормализованные значения для каждого гена и степени тяжести, где каждая серая линия соответствует одному гену. Медианные значения по генам для каждой степени тяжести показаны черным цветом. Анализ обогащения набора генов путей, обогащенных PC1 и PC2, изображен под соответствующим кинетическим графиком.

    IFN типа I необходимы для противовирусного иммунитета ( 10 ). Анализ мультиплексной экспрессии генов показал повышенную регуляцию генов, участвующих в передаче сигналов IFN типа I (таких как IFNAR1 , JAK1 и TYK2 ), в отличие от поразительной понижающей регуляции IFN-стимулированных генов (ISG) (таких как как MX1 , IFITM1 и IFIT2 ) у пациентов с критическим SARS-CoV-2 (рис.3А). Соответственно, подтвержденная оценка ISG, основанная на среднем значении экспрессии шести ISG, определяющих сигнатуру IFN типа I ( 11 ), была значительно снижена у критических пациентов по сравнению с пациентами, у которых была легкая или умеренная инфекция (рис. 3B и рис. S8A). мРНК IFN -β не обнаруживалась у всех инфицированных пациентов (фиг. S8B), как и белок IFN-β (фиг. S8C). В соответствии с оценками ISG, уровни белка IFN-α2 в плазме, измеренные с помощью цифрового иммуноферментного анализа Simoa (ELISA) ( 12 ), были значительно ниже у пациентов с критическими состояниями, чем у пациентов с легкой и средней степенью тяжести (рис.3C) и коррелирует с ISG [коэффициент детерминации ( R 2 ) = 0,30; P <0,0001] (рис. S8D). Этот результат явно контрастировал с повышенным уровнем обнаружения мРНК IFNA2 у наиболее тяжелых пациентов, хотя и на уровнях, чуть превышающих предел обнаружения (рис. S8E). Для оценки глобальной активности IFN типа I мы использовали цитопатический анализ in vitro ( 13 ). Активность IFN в сыворотке крови была значительно ниже у тяжелых или критических пациентов по сравнению с пациентами от легкой до умеренной (рис.3D). Оценка ISG и уровни IFN-α2 в плазме крови, взятые до дыхательной недостаточности, требующей механической вентиляции, показали, что низкий ответ IFN типа I предшествовал клиническому ухудшению до критического состояния (рис. 3E). Более того, низкие уровни IFN-α2 в плазме были значительно связаны с повышенным риском перехода в критическое состояние [отношение шансов (OR) 12; 95% доверительный интервал (ДИ) от 1,21 до 118; P = 0,03]. Анализ у пациентов, для которых были доступны несколько временных точек, показал отчетливые модели продукции IFN-α с устойчивым высоким ответом у пациентов с легкой и средней степенью тяжести, высоким, но коротким ответом у тяжелых пациентов и низким ответом или отсутствием ответа у пациентов в критическом состоянии (рис.3F). Доля плазматических дендритных клеток, основного источника IFN-α ( 14 ), была снижена у инфицированных пациентов по сравнению со здоровым контролем, возможно, из-за миграции к участкам инфекции ( 15 ), но без каких-либо различий между группами. (Рис. 3G). Затем мы оценили ответ клеток цельной крови на стимуляцию IFN-α ( 11 ) и наблюдали сопоставимое увеличение баллов ISG при стимуляции IFN-α между группами любой степени тяжести и контрольной группой (рис.3H), предполагая, что у пациентов с COVID-19 потенциал ответа на IFN I типа не изменился. Как возможное последствие нарушения продукции IFN-α, мы использовали сверхчувствительную капельную цифровую полимеразную цепную реакцию (ddPCR) и обнаружили повышенную вирусную нагрузку в плазме у тяжелых и критических пациентов, что является возможным суррогатным маркером неконтролируемой легочной инфекции, тогда как вирусная нагрузка в мазках из носа с использованием классической обратной транскрипции (ОТ) –ПЦР была сопоставима между группами (рис. 3I).В целом, эти данные свидетельствуют о том, что у инфицированных пациентов не было обнаруживаемого циркулирующего IFN-β и что снижение выработки IFN-α характерно для наиболее тяжелых случаев COVID-19.

    Рис. 3 Нарушение ответа IFN типа I у пациентов с тяжелой инфекцией SARS-CoV-2.

    ( A ) Тепловая карта, показывающая экспрессию генов, связанных с IFN I типа, с использованием технологии Nanostring nCounter без обратной транскрипции и ПЦР у пациентов с легкой и средней степенью ( n = 11), тяжелой ( n ) = 10), критическая ( n = 11) инфекция SARS-CoV2 и здоровая контрольная группа ( n = 13).Гены с повышенной регуляцией показаны красным цветом, а гены с пониженной регуляцией показаны синим цветом. ( B ) Оценка ISG на основе экспрессии шести генов ( IFI44L , IFI27 , RSAD2 , SIGLEC1 , IFIT1 и IS15 ), измеренная с помощью количественной RT-PCR в клетках цельной крови из от легкой до умеренной ( n = 14), тяжелой ( n = 15) и критической ( n = 17) пациентов и здоровых людей контрольной группы ( n = 18). ( C ) Концентрация IFN-α2 (фг / мл) оценивалась с использованием Simoa и активности ( D ) IFN в плазме в соответствии с клинической степенью тяжести.( E ) Пациенты от легкой до умеренной ( n = 14) и тяжелые ( n = 16) были разделены на две группы в зависимости от клинического исхода, а именно критического ухудшения, требующего искусственной вентиляции легких (для обозначения тяжелого состояния). (Слева) показаны оценка ISG и (справа) концентрация IFN-α2 в плазме. ( F ) Концентрации IFN-α2, зависящие от времени, показаны в соответствии с группой тяжести. ( G ) Количественная оценка плазматических дендритных клеток (pDC) в процентах от PBMC и в количестве клеток / миллилитр в зависимости от группы тяжести.( H ) Оценка ISG до и после стимуляции клеток цельной крови IFN-α (10 3 МЕ / мл в течение 3 часов). ( I ) Вирусная нагрузка в мазках из носа оценивается с помощью ОТ-ПЦР и выражается в пороге цикла (Ct), а вирусная нагрузка в крови оценивается с помощью цифровой ПЦР. В (B) и (E) результаты оценки ISG представляют собой кратное увеличение экспрессии по сравнению со средним значением нестимулированных контролей и нормализованы до GAPDH (глицеральдегидфосфатдегидрогеназа). В (B) — (I) данные указывают медианное значение.Каждая точка представляет отдельного пациента. Значения P определяли с помощью теста Краскела-Уоллиса, с последующим пост-тестом Данна для множественных сравнений групп и тестом Манна-Уитни для двух групповых сравнений с указанным медианным значением; * P <0,05; ** P <0,01; *** P <0,001.

    Сообщалось, что тяжелая форма COVID-19 связана с гиперцитокинемией ( 8 , 16 ). Было обнаружено, что гены, связанные с цитокинами и хемокинами, все чаще экспрессируются в зависимости от тяжести заболевания в исследуемой когорте (рис.4A и рис. S9A). Уровни РНК цитокинов в цельной крови не всегда коррелировали с уровнями белков в плазме. Интерлейкин-6 (ИЛ-6), ключевой фактор обострения воспалительной реакции при COVID-19 ( 17 ), не был обнаружен в периферической крови на уровне транскрипции (рис. S9B), в отличие от высоких количеств ИЛ- 6 (рис. 4В). Экспрессия индуцированных IL-6 генов, таких как IL6R , SOCS3 и STAT3 , была значительно увеличена (рис. S9B), что отражает активацию пути передачи сигнала IL-6.Фактор некроза опухоли-α (TNF-α), ключевой фактор воспаления, был только умеренно повышен на уровне транскрипции (рис. S9C), тогда как циркулирующий TNF-α был значительно увеличен (рис. 4C). Соответственно, гены, связанные с путем TNF, также были активированы, включая TNFSF10 (рис. S9, D и E), что поддерживает TNF-α, играющий важную роль в индукции воспаления. Несоответствие между количественной оценкой РНК и измерением белка предполагает, что клеточными источниками TNF-α и IL-6 могут быть поврежденные легкие и / или эндотелиальные клетки.Напротив, в то время как транскриптов IL1B были значительно активированы (рис. S9F), активная форма белка IL-1β была низкой (рис. 4D), что позволяет предположить, что про-IL-1β плохо расщеплялся и секретировался, но не исключить местное производство в легких ( 15 ). Циркулирующий IL-1α также не был обнаружен (рис. S9F). Эти результаты контрастировали с обнаружением большого количества циркулирующего антагониста рецептора IL-1 (IL-1RA) и повышением регуляции транскриптов IL1R1 , что указывает на активный антагонизм IL-1 у пациентов в критическом состоянии (рис.S9F). Мы также обнаружили транскриптов IL10, и белок IL-10 как у тяжелых, так и у критических пациентов (рис. 4E и рис. S9G). IFN-γ был повышен у пациентов с легкой и средней степенью тяжести и в меньшей степени у тяжелых пациентов, но не у пациентов в критическом состоянии. Напротив, не было обнаружено увеличения количества IL-17A во всех группах инфицированных пациентов (рис. S10).

    Рис. 4. Иммунный профиль пациентов с тяжелой и критической инфекцией SARS-CoV-2.

    ( A ) Тепловая карта, показывающая экспрессию цитокинов и хемокинов, которые значительно различаются у тяжелых и критических пациентов, упорядоченные с помощью иерархической кластеризации.Включены здоровые контрольные ( n = 13) и пациенты от легкой до умеренной ( n = 11), тяжелые ( n = 10) и критические ( n = 11) пациенты. Гены с повышенной регуляцией показаны красным цветом, а гены с пониженной регуляцией показаны синим цветом. Белки ( B ) IL-6, ( C ) TNF-α, ( D ) IL-1β и ( E ) IL-10 были количественно определены в плазме пациентов с использованием технологии Simoa или анализ ELISA клинического уровня (дополнительные материалы, материалы и методы).Каждая группа включает n = от 10 до 18 пациентов. Пунктирная линия указывает предел обнаружения (LOD). ( F ) Кинетические графики, показывающие среднее нормализованное значение для каждого гена и степень тяжести. Каждая серая линия соответствует одному гену, принадлежащему пути NF-κB. Медианные значения по генам для каждой степени тяжести показаны черным цветом. ( G ) Количественное определение РИПК-3 в плазме. Каждая группа включала n = 10 пациентов. ( H ) Абсолютное количество РНК для (слева) CXCR2 , (в центре) концентрация белка CXCL2 в плазме, измеренная с помощью технологии Luminex, и (справа) количество нейтрофилов в крови в зависимости от группы тяжести.Пунктирная линия указывает верхний нормальный предел. Каждая группа включает n = от 10 до 13 пациентов. ( I ) Абсолютное количество РНК для (слева) CCR2 ; (в центре слева) концентрация белка CCL2 в плазме, измеренная с помощью технологии Luminex; и (в центре справа) количество моноцитов в крови в зависимости от группы тяжести. Пунктирные линии обозначают нормальный диапазон. (Справа) Процент неклассических моноцитов в зависимости от степени тяжести. Каждая группа показывает n = от 10 до 18 пациентов. Данные РНК извлекаются из анализа Nanostring nCounter (дополнительные материалы, материалы и методы).В (B) — (I) данные указывают медианное значение. Каждая точка представляет отдельного пациента. P значения были определены с помощью теста Краскела-Уоллиса, с последующим пост-тестом Данна для множественных сравнений групп с сообщенной медианной величиной; * P <0,05; ** P <0,01; *** P <0,001.

    Затем мы исследовали экспрессию факторов транскрипции, которые могут управлять этим обострением воспаления, и обнаружили, что гены, специфически активируемые у тяжелых или критических пациентов, в основном принадлежат пути NF-κB (рис.4F и рис. S11, А и Б). Среди нескольких запускающих путей аберрантная активация NF-κB может быть результатом чрезмерной активации сенсора врожденного иммунитета с помощью патоген-ассоциированных молекулярных паттернов (PAMP) (таких как вирусная РНК) и / или связанных с повреждениями молекулярных паттернов (DAMP) (например, высвобождаемых некротические клетки и повреждение тканей). Лактатдегидрогеназа (ЛДГ), маркер некроза и клеточного повреждения, коррелированная с тяжестью заболевания (рис. S1C), и рецептор-взаимодействующая протеинкиназа-3 (RIPK-3), ключевая киназа, участвующая в запрограммированном некрозе и гибели воспалительных клеток. также значительно увеличивалось у тяжелых или критических пациентов (рис.4G) и коррелировал с LDH ( R 2 = 0,47; P <0,0001).

    Обострение воспалительной реакции было связано с массивным притоком клеток врожденного иммунитета, а именно нейтрофилов и моноцитов, которые могут усугубить повреждение легких и вызвать ОРДС ( 15 ). Поэтому мы проанализировали экспрессию хемокинов и хемокиновых рецепторов, участвующих в перемещении клеток врожденного иммунитета (рис. 4А). Хотя нейтрофильный хемокин CXCL2 был обнаружен в сыворотке, но без разницы между группами, его рецептор CXCR2 был значительно повышен у тяжелых и критических пациентов (рис.4H). Соответственно, тяжелое заболевание сопровождалось более высокой нейтрофилией (рис. 4H). Паттерн воспалительного ответа оставался повышенным даже после нормализации данных транскрипции по количеству нейтрофилов (рис. S12). Хемотаксический фактор моноцитов, хемокин (мотив C-C), лиганд 2 (CCL2), был увеличен в крови инфицированных пациентов, а также транскрипты его рецептора CCR2 ; это было связано с низким количеством циркулирующих воспалительных моноцитов (рис. 4I), предполагая роль оси CCL2 / CCR2 в хемоаттракции моноцитов в воспаленные легкие.Эти наблюдения согласуются с опубликованными исследованиями бронхоальвеолярных жидкостей пациентов с COVID-19, описывающими ключевую роль моноцитов ( 15 ). В целом, эти результаты подтверждают структуру, в которой продолжающийся воспалительный каскад в условиях нарушенной продукции IFN типа I и высокой вирусной нагрузки может подпитываться как PAMP, так и DAMP.

    В этом исследовании мы определили нарушенный ответ IFN типа I у тяжелых и критических пациентов с COVID-19, сопровождающийся высокой вирусной нагрузкой в ​​крови и чрезмерным воспалительным ответом, вызванным NF-κB, связанным с повышением TNF-α и IL-6.Врожденные иммунные сенсоры, такие как Toll-подобные рецепторы (TLR) и рецепторы, индуцируемые ретиноевой кислотой, подобные гену I (RIG-I), играют ключевую роль в контроле РНК-вируса, ощущая репликацию вируса и предупреждая иммунную систему посредством экспрессии разнообразный набор антивирусных генов ( 18 ). IFN типа I, которые включают IFN-α, -β и -ω, поэтому быстро индуцируются и организуют скоординированную противовирусную программу через сигнальные преобразователи киназы Janus (JAK) и активаторы пути передачи сигналов транскрипции (STAT) и экспрессии ISG ( 19 ).Мы наблюдали, что инфекция SARS-CoV-2 характеризовалась отсутствием циркулирующего IFN-β у пациентов с COVID-19 со всеми степенями тяжести заболевания. Кроме того, у наиболее тяжелых пациентов с COVID-19 отмечалось снижение выработки IFN-α, что было связано с более низким клиренсом вируса. Эта низкая сигнатура IFN типа I была аналогична сигнатуре, наблюдаемой у маленьких детей с тяжелой, но не легкой, респираторно-синцитиальной вирусной инфекцией ( 20 ), но заметно отличалась от транскрипционной реакции, вызванной другими респираторными вирусами, такими как вирус парагриппа человека 3 или вируса гриппа A, оба из которых характеризуются более сильным IFN-ответом типа I в экспериментах in vitro ( 21 ).Хотя наше исследование не было разработано для продольного анализа, мы обнаружили, что низкие уровни IFN-α в плазме предшествовали клиническому ухудшению и переходу в ICU, и что различные модели циркулирующего IFN-α характеризовали каждую степень заболевания. Для анализа динамики интерферона I типа во время инфекции SARS-CoV-2 потребуются формальные продольные исследования. У тяжелых и критических пациентов с COVID-19 будет важно оценить, присутствует ли сниженная продукция IFN типа I в начале инфекции, задерживается ли выработка или истощается ли выработка IFN после начального пика.Недавние данные подтвердили на клеточных и животных моделях, что SARS-CoV-2 ингибирует индукцию типа I и III ( 21 ). Эти результаты предполагают, что SARS-CoV-2 разработал эффективные механизмы для остановки выработки IFN хозяином.

    И наоборот, со стороны хозяина можно предложить несколько гипотез для объяснения вариабельности ответа IFN типа I на инфекцию. Сопутствующие заболевания являются факторами риска тяжелой формы COVID-19, которые могут негативно повлиять на выработку IFN и, напротив, усилить воспалительные реакции ( 22 , 23 ).Генетическая восприимчивость также может быть заподозрена, потому что моногенные нарушения у детей ( 24 ) или варианты восприимчивости у взрослых ( 25 ), каждый из которых включает путь ИФН I типа, связаны с опасными для жизни инфекциями гриппа. Выявление пациентов с недостаточной продукцией IFN, но сохраненным клеточным ответом на IFN типа I может определить популяцию высокого риска, которая может получить пользу от лечения IFN-α или -β. Тем не менее, необходимо взвесить пользу и риск, а также наилучшее временное окно для эффективности введения IFN.В качестве альтернативы можно было бы протестировать IFN-λ (IFN типа III), как недавно было предложено ( 26 ), потому что рецептор локализован на эпителиальных клетках, что может избежать потенциальных побочных эффектов, вызванных IFN типа I.

    Репликация вируса в легких в сочетании с повышенным притоком клеток врожденного иммунитета опосредует повреждение тканей и может подпитывать воспалительную петлю аутоамплификации, включая целевую продукцию IL-6 ( 27 ) и TNF-α ( 28 ). ), потенциально управляемый NF-κB.Наше исследование представляет собой случай ингибирования оси TNF-α; TNF-α высоко экспрессируется в альвеолярных макрофагах, а анти-TNF-α не блокирует иммунные ответы на животных моделях вирусной инфекции ( 28 ).

    Наше исследование имеет некоторые ограничения. Во-первых, исследование было разработано как перекрестный анализ, хотя для некоторых пациентов были доступны последовательные временные точки. Во-вторых, предоставленные данные в основном получены из крови и не позволяют оценить иммунные реакции в легких.В этом отношении данные Bost et al . описывают сниженную сигнатуру IFN типа I в макрофагах бронхоальвеолярного лаважа от тяжелых пациентов с COVID-19, подтверждая достоверность нашего анализа ( 29 ).

    На основании нашего исследования мы предполагаем, что дефицит интерферона I типа является признаком тяжелой формы COVID-19, и делаем вывод, что пациенты с тяжелой формой COVID-19 могут быть потенциально избавлены от дефицита интерферона посредством введения интерферона и от обострения воспаления при помощи адаптированных противовоспалительных средств. терапии, нацеленной на IL-6 или TNF-α — гипотеза, заслуживающая осторожной проверки.

    Выражение признательности: Мы выражаем признательность всем медицинским работникам, участвующим в диагностике и лечении пациентов в больнице Кочина, особенно К. Азуле, Л. Бодо, Э. Кануи, П. Коэну, А. Контеджану, Б. Дуноге, Д. Журнуа, П. Лежандр, Ж. Марей и А. Регент. Благодарим Ю. Годена за советы по вирусному механизму. Мы благодарим всех пациентов, сторонников и наши семьи за их доверие к нашей работе. Финансирование: Это исследование было поддержано Фондом ИММУНОВ для инноваций в иммунопатологии.Исследование также было поддержано Национальным институтом здравоохранения и медицинских исследований (INSERM) и Институтом Пастера за счет государственного гранта, управляемого Национальным агентством исследований в рамках программы «Инвестиции в будущее» (ANR -10-IAHU-01 и Laboratoire d’Excellence «Milieu Intérieur», грант ANR-10-LABX-69-01), за счет гранта Национального агентства исследований (ANR-flash Covid19 «AIROCovid» для FRL и «CoVarImm» — DD), а также Фондом FAST (Французская больница друзей Шебы Тель-Хашомер).J.H. является получателем степени доктора медицинских наук в Институте воображения. программа стипендий при поддержке Fondation Bettencourt Schueller. ФУНТ. поддерживается EUR G.E.N.E. (ссылка ANR-17-EURE-0013) программа Парижского университета IdEx ANR-18-IDEX-0001, финансируемая правительством Франции в рамках программы «Инвестиции в будущее». Вклад авторов: J.H., N.Y., D.D., F.R.-L., S.K., and B.T. задумал и спроектировал исследование, имел полный доступ ко всем данным в исследовании и взял на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.J.H., N.Y., A.F., D.D., F.R.-L., S.K. и B.T. подготовил документ. J.H., N.Y., L.B., A.C., J.B., N.S., D.D., F.R.-L., S.K. и B.T. выполнили анализ, и все авторы критически отредактировали рукопись на предмет важного интеллектуального содержания и окончательно одобрили версию для публикации. Все авторы соглашаются нести ответственность за все аспекты работы, гарантируя, что вопросы, связанные с точностью или целостностью любой части работы, должным образом исследованы и решены. Конкурирующие интересы: Мы заявляем об отсутствии конкурирующих интересов. Доступность данных и материалов: Все данные доступны в основном тексте или в дополнительных материалах. Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 International (CC BY 4.0), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы. Чтобы просмотреть копию этой лицензии, посетите https://creativecommons.org/licenses/by/4.0. Эта лицензия не применяется к рисункам / фотографиям / произведениям искусства или другому контенту, включенному в статью, приписываемому третьей стороне; получить разрешение от правообладателя перед использованием такого материала.

    Отчет первого саммита по исследованию интерферонов: интерферон при воспалительных заболеваниях

    Введение

    Интерферон I типа (IFN) участвует в патогенезе системных аутоиммунных заболеваний и нескольких воспалительных заболеваний, нацеленных на органы. Хотя его первичная патогенная роль хорошо известна для системной красной волчанки (СКВ), роль IFN типа I при других аутоиммунных заболеваниях менее ясна. Данные анализов периферической крови пациентов с ревматоидным артритом, демонстрирующие подпись IFN, и данные, полученные на мышиных моделях сахарного диабета, убедительно указывают на патогенную роль IFN типа I в подгруппе этих заболеваний.1 Более заметную сигнатуру IFN типа I можно увидеть при синдроме Шегрена, дерматомиозите (DM) и системном склерозе.2–5 Хотя в последние годы мы получили лучшее понимание роли IFN типа I в аутоиммунных и воспалительных заболеваниях, ключевые Сохраняются пробелы в знаниях, в том числе связанные с ответами на различные классы терапевтических агентов.

    Первый международный саммит по IFN в воспалительных заболеваниях объединил 22 всемирно известных клиницистов и ученых с опытом работы в фундаментальных науках, трансляциях и клинической медицине.Цели саммита включали оценку текущих знаний о роли, которую IFN типа I играет при воспалительных заболеваниях и других состояниях, обсуждение имеющихся клинических данных, исследующих терапию анти-IFN, и выявление текущих ключевых пробелов в клинических и терапевтических знаниях. В этом отчете резюмируются основные выводы совещания и содержатся рекомендации консультантов относительно дальнейших усилий по развитию терапевтического ландшафта заболеваний, связанных с путем прохождения интерферона I типа.

    Основная функция системы IFN типа I

    Роль IFN в иммунных ответах

    IFN (типы I – III) представляют собой очень сложное семейство цитокинов (подтипы IFN типа I (IFN-α; 13 генов IFN-α, 12 белков IFN-α в организме человека), IFN-β, IFN-ω, IFN-κ и IFN-ε) с различными эффектами на иммунную функцию.Система IFN типа I служит основной линией защиты от вирусов и микроорганизмов, способствуя как врожденному, так и адаптивному иммунному ответу. 6-8 Концентрации IFN, необходимые для противовирусного и иммуномодулирующего действия, могут быть разными, и наше понимание того, как разные IFN типа I. и рецепторы генерируют разнообразные иммунные функции, все еще развивается.

    IFN типа I особенно важны для защиты хозяина от вирусов, 6 и сложность пути может быть необходима для защиты от множества встречающихся вирусов.Врожденный иммунный ответ на вирусную инфекцию инициирует интенсивную, но временную экспрессию IFN типа I (рисунок 1) .9 10 Хотя нам известны многие триггеры, которые запускают ответ IFN типа I после острой вирусной инфекции, 8 механизмы, с помощью которых этот ответ возникает. прекращено, еще предстоит выяснить. Путь IFN типа I не регулируется при СКВ, 11–12, и консультанты согласились с тем, что в нашем понимании того, что вызывает перепроизводство этого цитокина, существует большой пробел в исследованиях. Понимание регуляторных механизмов, контролирующих врожденный иммунный ответ, может дать информацию, полезную для сообщества, занимающегося аутоиммунными заболеваниями, и может выявить новые лекарственные цели.

    Рисунок 1

    Роль IFN в вирусной инфекции с течением времени. cDC, обычная дендритная клетка; ИФН, интерферон; ИЛ, интерлейкин; ISG, гены, стимулирующие интерферон; pDC, плазматические дендритные клетки; PD-L1, лиганд запрограммированной смерти 1; PRR, рецептор распознавания образов. Левая панель адаптирована из материалов Crouse и др. 9; правая панель адаптирована из Zuniga и др. 10 (Перепечатано с разрешения Springer Customer Service Center GmbH: Springer Nature, Nature Reviews Immunology; Регулирование противовирусных Т-клеточных ответов интерферонами типа I.Crouse J, Kalinke U, Oxenius A, © 2015. Переиздано с разрешения Annual Reviews, из «Врожденной и адаптивной иммунной регуляции во время хронических вирусных инфекций», Zuniga EI, Macal M, Lewis GM, et al, Vol. 2, © 2015; разрешение передано через Центр защиты авторских прав.).

    Хотя повышенная экспрессия IFN типа I характерна для некоторых заболеваний, связь между сигнатурами IFN и различными клиническими проявлениями заболевания остается неясной, что позволяет предположить, что роль IFN типа I может различаться для разных заболеваний.Консультанты обсудили потенциальную пользу блокады IFN при ВИЧ-инфекции, поскольку исследования показали, что IFN может быть вредным для этих пациентов, потенциально способствуя истощению Т-клеток.13 14 Многие из иммунных изменений, характерных для пациентов с аутоиммунными заболеваниями, могут быть объяснены к иммуномодулирующим свойствам ИФН I типа, эпигенетическим модификациям и необратимым аутоиммунным процессам.

    Источники IFN: плазмацитоидные дендритные клетки и другие клетки

    Плазмацитоидные дендритные клетки (pDC) обладают уникальной биологией, являются наиболее активными продуцирующими IFN клетками I типа и способствуют как врожденному, так и адаптивному иммунитету (рисунок 2).15 16 pDC продукция IFN типа I наиболее очевидна в ранние моменты времени после вирусной инфекции. Со временем другие клетки (например, обычные дендритные клетки (кДК) и эпителиальные клетки) становятся более заметными продуцентами IFN типа I. 17-19 Экзогенные (например, вирусные) РНК и ДНК вызывают продукцию IFN типа I через толл-подобный рецептор ( TLR) -зависимые и TLR-независимые (цитозольные) механизмы в pDC и других клетках.20 При аутоиммунных заболеваниях эндогенные нуклеиновые кислоты в форме иммунных комплексов могут активировать эндосомные нуклеиновые кислоты-чувствительные TLR и управлять интерфероном I типа и геном, индуцированным IFN. выражение, имитирующее вирусную инфекцию.21 год

    Рисунок 2

    PDC контролируют многие иммунные функции. APRIL, лиганд, индуцирующий пролиферацию; BAFF, фактор активации В-клеток; CCL, хемокиновый (мотив C – C) лиганд; ICOSL, индуцибельный лиганд костимулятора; IDO, индоламиндиоксигеназа; ИФН, интерферон; ИЛ, интерлейкин; iNKT, инвариантные естественные Т-клетки-киллеры; MHC, главный комплекс гистосовместимости; Н.К., естественный убийца; pDC, плазматические дендритные клетки; PD-L1, лиганд запрограммированной смерти 1; TGF, трансформирующий фактор роста; T H , Т-хелперная клетка; TRAIL, лиганд, индуцирующий апоптоз, связанный с фактором некроза опухоли; T Reg , регуляторная Т-клетка.Воспроизведено по материалам Swiecki и Colonna16 (перепечатано с разрешения Springer Customer Service Center GmbH: Springer Nature, Nature Reviews Immunology; Многогранная биология плазмоцитоидных дендритных клеток. Свецки М., Колонна М., © 2015.).

    Несколько сенсоров нуклеиновых кислот (например, TLR) внутри pDC запускают различные пути передачи сигналов, включая каноническую передачу сигналов IFN типа I — IFN-зависимую активацию киназы Janus (JAK) — сигнального преобразователя и активатора транскрипции (STAT), ведущего к транскрипции IFN -стимулируемые гены (сигнатура гена IFN типа I (IFNGS)).Человеческие pDC экспрессируют сенсоры нуклеиновых кислот TLR7 и TLR9, а передача сигналов TLR7 / TLR9 вызывает морфологические изменения в pDC, от IFN-продуцирующей клетки с высокой продукцией IFN и низкой презентацией антигена до антиген-представляющей клетки с низкой продукцией IFN и высокой презентацией антигена. .2 pDC не экспрессируют TLR8 в большинстве случаев, 22 что отличает их от моноцитов, нейтрофилов и кДК, хотя недавние данные пациентов с системным склерозом предполагают, что TLR8 может экспрессироваться в пДК.23 Киназа-4, ассоциированная с рецептором интерлейкина (IRAK-4), участвует в передаче сигналов врожденного иммунного ответа от TLR. Пациенты с дефицитом IRAK-4 продуцируют IFN-α в ответ на вирусные инфекции, но не на лиганды TLR7 / TLR9; таким образом, эти пациенты восприимчивы к гноеродным бактериальным инфекциям (Gram + бактерии), но, по-видимому, обладают нормальной устойчивостью к вирусным инфекциям.24 Эти данные демонстрируют наличие сенсоров нуклеиновых кислот, не относящихся к TLR.

    Генетические факторы, влияющие на систему IFN типа I: гетерогенность СКВ и интерферонопатии

    Понимание молекулярных основ заболеваний поможет нам продвинуться в направлении персонализированной медицины, адаптируя терапию к биологическим характеристикам каждого пациента.Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что генетические вариации, наряду с различным воздействием факторов окружающей среды и случайностей, могут играть роль в гетерогенных проявлениях СКВ.25 Например, СКВ чаще встречается у людей неевропейско-американского происхождения26 и более тяжелая у людей с Афроамериканское происхождение.27 Активность IFN-α в сыворотке крови выше у неевропейских пациентов с СКВ, чем у европейцев, и преобладающие гены, связанные с повышенными концентрациями IFN, различаются между европейскими американцами и афроамериканцами.28 Кроме того, многие генетические варианты, относящиеся к пути IFN-α, связаны с СКВ.29 Хотя мы все еще картируем генетические ассоциации с волчанкой во многих популяциях, различия между популяциями явно существуют, и эти варианты влияют на иммунные фенотипы (например, цитокин профиль, аутоантитела). Фактические данные указывают на то, что генетика более тесно связана с фенотипом иммунной системы, чем клинический фенотип, и консультанты предположили, что будущие клинические испытания должны быть стратифицированы по иммунным фенотипам, а не по клиническим фенотипам.Комбинация иммунного и генетического профилей — это будущее оценки неоднородности заболевания при волчанке, и ее следует учитывать при планировании клинических испытаний и, возможно, при ведении пациентов.

    Интерферонопатии типа I возникают в результате мутаций, которые приводят к избыточной продукции IFN типа I и могут иметь прямое отношение к патологии волчанки.30 Мутации, аналогичные обнаруженным при интерферонопатиях, были выявлены у пациентов с волчанкой. Хотя большинство этих мутаций связано с метаболизмом нуклеиновых кислот, были идентифицированы другие мутации, связанные с передачей сигналов нуклеиновых кислот, негативной регуляцией продукции или ответа IFN и функцией протеасом.Эти мутации в первую очередь влияют на мозг, кожу или и то, и другое, а непенетрантность, по-видимому, способствует вариациям аутоиммунных фенотипов. Учитывая, что разные мутации могут иметь перекрывающиеся фенотипы, сверхчувствительные анализы клеточного источника и концентрации IFN могут быть полезны для диагностики интерферонопатий.31

    IFN при аутоиммунных заболеваниях

    Механизмы возникновения волчанки: взаимодействие между IFN и иммунными клетками

    Взаимодействие между IFN типа I и иммунными клетками является сложным.32 IFN стимулирует или активирует иммунную систему и может считаться адъювантом иммунной системы. IFN-α индуцирует продукцию стимулятора B-лимфоцитов, способствуя выживанию B-клеток, 33 и, наоборот, B-клетки способствуют выработке IFN-α через pDC. 34 B-клетки оказывают дозозависимый эффект на продукцию IFN-α — по мере того, как активируется все больше B-клеток. продукция IFN типа I увеличивается.34 В T-клетках IFN типа I способствуют выживанию клеток, 35 и, как и B-клетки, активированные T-клетки усиливают продукцию IFN-α, генерируя некоторые факторы, которые привлекают pDC для производства IFN.36 Естественные клетки-киллеры (NK) также стимулируют продукцию IFN-α, а взаимодействие pDC-NK усиливает продукцию цитокинов, не являющихся IFN. 37 38 Другие клетки участвуют в продукции IFN типа I. Одно исследование показало, что когда моноциты добавляются к сокультурам NK-pDC, моноциты подавляют ответ IFN типа I. У пациентов с СКВ это подавление может быть уменьшено из-за снижения продукции активных форм кислорода39. 40 Тромбоциты также участвуют в продукции IFN I типа. Активированные тромбоциты могут способствовать секреции IFN-α pDC.41 год

    При СКВ контроль системы IFN типа I недостаточен, что приводит к перепроизводству IFN42. IFN типа I, по-видимому, является драйвером, а не следствием заболевания, и лечения IFN типа I достаточно, чтобы вызвать СКВ. -подобные заболевания.43 44 В качестве потенциальных триггеров активации IFN типа I при волчанке преобладают два пути: гибель или повреждение клеток (например, волчаночный иммунный комплекс, окисленная ДНК) и нарушение метаболизма нуклеиновых кислот (например, интерферонопатии, накопление внутриклеточных нуклеиновых кислот) .Хотя происхождение патогенных нуклеиновых кислот при волчанке неясно, потенциальные источники включают НЕТоз, апоптоз (в контексте воспаления), некроптоз, пироптоз и аутофагию.45 46 Повышенное образование или нарушение деградации цитозольных эндогенных нуклеиновых кислот может активировать цитозольные сенсоры. Окисленная ДНК может быть обнаружена в поражениях кожи пациентов с волчанкой и стимулирует местную продукцию IFN типа I. В общей популяции нуклеазы защищают от развития волчанки путем разложения нуклеиновых кислот.48 Дефицит дезоксирибонуклеазы 1, подобный 3, может проявляться волчанкой или заболеванием, подобным СКВ. 49 Аутоантитела к нуклеиновым кислотам развиваются за годы до СКВ (IFNGS типа I увеличивается на очень ранней стадии заболевания), и более раннее выявление может быть возможным в будущем с большим количеством чувствительные инструменты скрининга.

    Влияние IFN на системы органов

    Сердечно-сосудистая система

    Дисбаланс между повреждением и восстановлением сосудов вызывает сердечно-сосудистые заболевания у пациентов с СКВ. У этих пациентов IFN-α препятствует восстановлению сосудов и ингибирует ангиогенез 50–52, и это заболевание является независимым фактором риска развития атеросклероза.53 ИФН типа I независимо связаны с функциональными и анатомическими маркерами субклинических сердечно-сосудистых заболеваний (например, с функцией эндотелия, каротидными бляшками, тяжестью коронарного кальцификации) у пациентов с СКВ без явных сердечно-сосудистых событий в анамнезе после учета факторов риска Фрамингема54.

    Было обнаружено, что распространенность атеросклероза выше у пациентов с волчанкой по сравнению с контрольными лицами (37,1% против 15,2%) .55 Молодые женщины (35 и 44 года) с СКВ имеют 50-кратный повышенный риск сосудистых осложнений, 56, включая более высокую частоту периоперационных сердечно-сосудистых побочных эффектов и более высокую смертность после первого инфаркта миокарда по сравнению с пациентами без СКВ.57 У мышей, предрасположенных к атеросклеротической волчанке, блокада IFN улучшала восстановление сосудов и уменьшала атеротромбоз.52 Ингибирование передачи сигналов рецептора IFN типа I через путь JAK / STAT с помощью тофацитиниба уменьшало сосудистую дисфункцию на модели волчанки у мышей.58

    Центральная нервная система

    Симптомы центральной нервной системы (ЦНС) присутствуют примерно у 40% всех пациентов с СКВ и часто возникают в первый год заболевания.59 В некоторых случаях симптомы могут быть связаны с присутствием аутоантител. , 60 но у большинства пациентов основные механизмы неизвестны.Современные гипотезы о патофизиологическом механизме симптомов ЦНС при СКВ включают повышенную продукцию периферического IFN-α, который затем попадает в ЦНС и активирует реактивную микроглию, которая поглощает синаптический материал, что приводит к снижению синаптической плотности в областях мозга, влияющих на поведение. дозирование человеческого IFN-α может способствовать депрессивно-подобному фенотипу у мышей, аналогичному тому, который наблюдается у пациентов, получавших рекомбинантный IFN-α.62 63 У людей с волчанкой сигнатура IFN в периферической крови присутствует у 90% детей и более У 50% взрослых, 64 и IFN-α повышен в спинномозговой жидкости у некоторых пациентов.65

    Muscle

    Характеристика вклада IFN типа I в иммунопатогенез DM основана на иммуногистохимическом анализе мышечной ткани наряду с исследованиями экспрессии генов. Хотя предыдущий взгляд на патогенез СД был сосредоточен на отложении аутоантител в ткани и опосредованном комплементом повреждении тканей, наблюдения за экспрессией белка устойчивости к миксовирусу 1, продукта гена, индуцированного IFN типа I, в миофибрах и капиллярах указали на значительную патогенную роль для ИФН типа I при СД.66 Мышечная патология при СД уникальна, характеризуется периферической атрофией. Сходная топология повреждения кератиноцитов и миофибрилл существует в коже и мышцах пациентов с СД. 67 Картирование экспрессии гена DM показывает, что индуцированные гены регулируются IFN типа I, 68-69, а микроматрицы DM и SLE выявили гораздо более высокий уровень передачи сигналов IFN типа I. других кожных заболеваний70. Индуцируемые IFN-белки I типа в мышцах локализуются в областях периферической атрофии, а также в эндотелиальных клетках капилляров и крупных сосудов.Сильный IFNGS I типа выявляется в мышцах, коже и крови пациентов с СД. 70–72

    Суставы

    Вовлечение суставов часто встречается при волчанке и обычно не вызывает деформации и не вызывает эрозии. Согласно критериям Американского колледжа ревматологов, волчаночный артрит характеризуется болезненностью, отеком или излиянием в двух или более суставах, но многие пациенты сообщают о боли в суставах при отсутствии явного синовита. Однако чувствительная визуализация (например, с помощью ультразвука) показала, что субклинический синовит присутствует почти у 40% этих пациентов.73

    IFN играют сложную роль в волчаночном артрите. Экспрессия транскриптов генов, индуцированных IFN I типа, была продемонстрирована в синовиальной ткани пациентов с СКВ, и ингибирование остеокластогенеза IFN может объяснить относительно неэрозивный характер артрита, наблюдаемый у пациентов с волчанкой.74 Доказательства типа I Активность ИФН в кровотоке была обнаружена у пациентов с волчанкой, и было показано, что терапевтический агент против рецептора ИФН-α (ИФНАР) анифролюмаб снижает показатели активности заболевания суставов.75

    Кожа

    Кератиноциты являются источником IFN-κ в здоровой коже.76 IFN-κ поддерживает базальный ответ гена IFN в кератиноцитах, индуцирует ответ гена IFN в фибробластах и ​​активирует дендритные клетки. IFNs способствуют провоспалительному ответу в кератиноцитах, включая продукцию CXCL9, CXCL10 и интерлейкина-6.77 IFNs также играют роль в защите кожи. У мышей дикого типа ультрафиолетовый (УФ) свет вызывает ответ IFN, который не зависит от pDC, требует клеток CCR2 + и может защищать от воспаления.78 Кератиноциты продуцируют IFN типа I / II / III после вирусной инфекции и подавляют репликацию вируса.79

    IFN играют роль в нескольких кожных заболеваниях. При псориазе IFN-β активируется в поражениях кожи, 80 хотя точная роль IFN остается неясной. УФ-свет подавляет IFNAR1, который, как считается, имеет отношение к терапевтической эффективности УФ-света при псориазе.81 Подострая кожная красная волчанка характеризуется устойчивым IFNGS типа I, который коррелирует с активностью заболевания.82 У этих пациентов продукция IFN-κ увеличивается после воздействия УФ-излучения. Сильная сигнатура IFN также присутствует в поражениях кожи пациентов с СД83 и синдромом Шегрена, 84 а при интерферонопатиях генетические мутации указывают на важность IFN при кожных заболеваниях85.

    Рациональные терапевтические мишени в пути IFN

    Консультанты согласились с тем, что лучшее понимание молекулярных путей (например, относительной роли TLR по сравнению с сенсорами цитозольных нуклеиновых кислот) может помочь раскрыть потенциальные новые терапевтические мишени 86, и в будущих усилиях следует учитывать внеклеточные и внутриклеточные лекарственные средства нацелены выше и ниже IFN.87 88 Потенциальные восходящие кандидаты включают клетки, продуцирующие IFN (например, pDC), рецепторы нуклеиновых кислот (например, TLR, цитозольные сенсоры), компоненты передачи сигналов (например, киназы, адаптеры) и регуляторы транскрипции. Нижестоящие кандидаты включают IFNAR, сигнальные компоненты (например, JAK / STAT) 89 и продукты индуцированных генов (например, стимулированные IFN гены, мРНК, белки). Терапевтические агенты, которые нацелены на путь IFN типа I (от pDC до активации JAK-STAT) в клинической разработке для заболеваний, вызванных IFN, перечислены в таблице 1.Хотя исходные факторы производства IFN типа I могут быть более специфичными для СКВ, они могут различаться для отдельных лиц, ограничивая эффективность для подгруппы пациентов. Например, ДНК-содержащие иммунные комплексы могут управлять выработкой IFN типа I у некоторых пациентов, тогда как у других могут быть иммунные комплексы, которые преимущественно содержат РНК. Консультанты также выразили обеспокоенность тем, что может существовать больший риск токсичности при нацеливании на сигнальные пути ниже IFNAR, поскольку они являются общими для многих систем (например, сигнализация JAK / STAT).

    Таблица 1

    Терапевтические агенты, нацеленные на компоненты пути IFN типа I и находящиеся в стадии клинической разработки для заболеваний, вызванных IFN

    Хотя комплексная передача сигналов цитокина / IFN является привлекательным объектом внимания, она может быть рискованной мишенью (например, нокаут JAK2 эмбрионально летальный) .90 Учитывая, что существует четыре пары JAK, JAK1–3 и TYK2, а JAK существуют как пары на рецепторах цитокинов, вероятно, возникнет потребность в селективных ингибиторах JAK. В настоящее время одобрены два ингибитора JAK (руксолитиниб91 и тофацитиниб92), которые эффективны при аллергических заболеваниях.Тофацитиниб эффективен при волчанке у мышей 58, и клиническое исследование фазы II барицитиниба для лечения волчанки завершено. Как и все лекарства, ингибиторы JAK могут быть связаны с побочными эффектами, включая инфекцию, цитопению, повышение липидов и перфорацию желудочно-кишечного тракта, но они хорошо переносятся многими пациентами.93

    Консультанты обсудили преимущества и недостатки сосредоточения внимания на пути IFN типа I в качестве терапевтической мишени. Учитывая неопределенность, связанную с ролью различных вышестоящих и последующих компонентов пути IFN при заболеваниях, вызванных IFN, IFN представляет собой поддающуюся лечению лекарственную мишень, которая прочно связана с IFNGS.IFN типа I играет важную роль в патогенезе SLE и, вероятно, при других расстройствах, характеризующихся передачей сигналов IFN, которые ранее не рассматривались. Анифролумаб — это полностью человеческое моноклональное антитело, которое связывается с рецептором IFN типа I и находится в фазе III разработки для умеренной и тяжелой СКВ. В клиническом исследовании MUSE Phase IIb 75 высокий уровень IFNGS был биомаркером ответа на анифролюмаб по сравнению с плацебо. Результаты пациентов с низким уровнем IFNGS существенно не различались между теми, кто получал лекарство, и теми, кто получал плацебо.Однако примечательно, что процент пациентов, ответивших на препарат, был примерно одинаковым в группах с высоким и низким IFNGS, а относительно высокий ответ плацебо был продемонстрирован в группе с низким IFNGS. Испытания с анифролумабом подтверждают гипотезу о том, что путь IFN типа I вносит важный вклад в патофизиологию СКВ. Данные также предполагают необходимость дополнительных исследований, чтобы понять, играет ли ингибирование пути IFN роль в терапии пациентов с низким IFNGS.Определение статуса пути IFN типа I у отдельного пациента на основе теста IFNGS может помочь предсказать, какие пациенты с большей вероятностью ответят на лечение.

    Некоторые консультанты признали несколько ограничений сосредоточения внимания на пути IFN типа I в качестве терапевтической мишени, включая проблемы безопасности (например, нарушение антивирусной защиты, повышенная восприимчивость к таким инфекциям, как Herpes zoster ) , неясные долгосрочные эффекты на иммунная система, недостаточно данных о связи между высоким уровнем IFN и активацией B-клеток и плазматических клеток и потенциальным изменением баланса между передачей сигналов IFN-α и IFN-β в нейронах, если антитело проникает в ЦНС.Кроме того, учитывая разнообразные и сложные изменения во многих компонентах иммунного ответа у пациентов с СКВ и другими аутоиммунными заболеваниями, лечение препаратами, нацеленными на путь IFN типа I, может быть недостаточным для контроля активности заболевания и может не лечить все проявления болезни у одного пациента; следовательно, для лечения потребуется несколько препаратов.

    Переход от модели на основе органов к модели на основе патофизиологии

    Консультанты единогласно согласились с тем, что, несмотря на значительные препятствия, в данной области следует перейти от модели на основе органов к модели, основанной на патофизиологии.Ключевые препятствия на пути к этому подходу включают необходимость поиска биомаркеров, которые идентифицируют наиболее важные молекулярные пути, действующие у данного пациента; проблемы в установлении клинически определенных когорт пациентов, необходимых для исследования генетических вариаций и сигнатур экспрессии генов, связанных с определенными клиническими особенностями заболевания, и неопределенность классификации этих расстройств как болезней IFN, поскольку будут задействованы и другие пути.

    Исходя из этих препятствий, консультанты рекомендовали три типа патофизиологических исследований.В первом типе исследования, дизайн «корзинного подхода», будут выбраны два или три заболевания с общими фенотипами и будут измерены конкретные результаты. Подход корзины будет использовать схему наблюдения / открытой метки с составной конечной точкой, основанной на процентном соотношении респондентов для каждой меры. Во втором типе исследования, дизайн «особого подхода», пациенты с общим признаком (например, артритом) будут объединены, и реакция на лечение будет измеряться на основе этого общего признака.Третий тип исследования будет использовать «стероидосберегающий подход». Поскольку многие заболевания лечатся с помощью стероидов, сокращение использования стероидов плюс дополнительные клинические меры могут быть использованы в качестве конечных точек.

    Благодарности

    Авторы выражают благодарность консультантам за их вклад в саммит IFN Research Summit. Редакционную поддержку оказали Лурдес В. Х Юн, доктор медицинских наук, MSPH, и Фрэнсис Голдер, BVSc, доктор философии, JK Associates, а также Майкл А. Ниссен, ELS, AstraZeneca.

    Новые исследования сообщают о конкретных механизмах нарушения передачи сигналов интерферона I типа у пациентов с COVID-19

    Два новых исследования сообщают о конкретных механизмах нарушения передачи сигналов интерферона I типа (IFN) у некоторых госпитализированных пациентов, страдающих тяжелыми случаями COVID-19, предполагая, что скрининг этих дефектов может помочь выявить пациентов с самым высоким риском угрожающих жизни осложнений от SARS. -CoV-2 инфекция.

    Результаты парных исследований, в которых сообщается, что мутации в генах, связанных с IFN I типа, и высокие титры нейтрализующих аутоантител против IFN I типа могут быть связаны с тяжелыми респираторными симптомами COVID-19, также предполагают, что введение определенных IFN I типа в Отобранные пациенты из группы высокого риска могут иметь терапевтические преимущества, особенно на ранних стадиях заболевания.

    Чтобы проверить, могут ли тяжелые респираторные симптомы COVID-19 быть связаны с генетикой передачи сигналов IFN типа I, Цянь Чжан и его коллеги выполнили полногеномное или экзомное секвенирование 659 пациентов, госпитализированных с опасной для жизни пневмонией COVID-19, и 534 пациента. при бессимптомном или легком течении инфекции.

    Сосредоточившись на 13 локусах генов, которые, как известно, регулируют TLR3- и IRF7-зависимый IFN-иммунитет типа I к вирусу гриппа, исследователи обнаружили редкие варианты генов с потерей функции у 3.5% пациентов с тяжелыми симптомами COVID-19, но не в бессимптомной / легкой когорте.

    Эта подгруппа пациентов (всего 23) имела возраст от 17 до 77 лет, представители обоих полов и разных предков. Основываясь на своих выводах, исследователи предполагают, что мутации в других генах, связанных с IFN I типа, могут существовать у других пациентов с опасными для жизни симптомами COVID-19.

    В соответствующем исследовании Пол Бастард и его коллеги изучали, могут ли нейтрализующие аутоантитела (которые аберрантно распознают, связываются и нейтрализуют собственные белки пациента) против интерферонов типа I также могут лежать в основе тяжелой пневмонии COVID-19.

    При скрининге 987 пациентов с тяжелыми случаями COVID-19 исследователи обнаружили, что у 101 пациента были аутоантитела против IFN-ω, IFN-a или обоих. Напротив, у 663 пациентов с бессимптомными или легкими случаями COVID-19 не было ни одного из аутоантител, и только 4 из 1227 здоровых людей, отобранных до пандемии, имели один или несколько типов аутоантител.

    Основываясь на своих выводах, Bastard et al. пришли к выводу, что «нейтрализующие [аутоантитела] против IFN типа I, подобно врожденным ошибкам производства IFN типа I, склоняют чашу весов в пользу вируса, что приводит к разрушительному заболеванию с недостаточными и даже, возможно, пагубными, врожденными и адаптивными иммунными ответами.«

    Источник:

    Американская ассоциация развития науки

    Ссылки на журналы:

    Zhang, Q., et al . (2020) Врожденные ошибки иммунитета к IFN I типа у пациентов с опасным для жизни COVID-19. Наука . doi.org/10.1126/science.abd4570.

    Устойчивая ось типа I IFN-нейтрофил-IL-18 вызывает патологию при вирусной инфекции слизистой оболочки

    В этом исследовании мы оценили движущие силы патогенного ответа нейтрофилов, используя мышиную модель важной инфекции человека.Мы обнаружили, что нейтрофилы способствуют воспалению гениталий, не влияя на противовирусную активность после инфицирования генитальным вирусом простого герпеса 2 типа, что позволяет предположить, что нейтрофильный ответ является в первую очередь иммунопатогенным. Истощение нейтрофилов привело к значительному снижению тяжести заболевания без изменения рекрутирования других иммунных клеток или выработки общих провоспалительных цитокинов, а дефицит генов, контролирующих эффекторные функции нейтрофилов, такие как продукция ROS и образование NET, мало влиял на прогрессирование заболевания. .Сравнительный анализ одноклеточных профилей транскрипции выявил сильную сигнатуру IFN типа I, которая сохранялась в нейтрофилах, отвечающих на сильно воспалительную генитальную инфекцию HSV-2, но не менее воспалительную инфекцию HSV-1, что позволяет предположить, что ответ хозяина на эти два родственных вируса установился. различная воспалительная среда с различными эффектами на реагирующие нейтрофилы. В отличие от опосредованной антителами блокады IFNAR1 во время инфекции, которая приводила к значительно худшим исходам заболевания, блокада IFNAR1 непосредственно перед фазой разрешения острой инфекции слизистой оболочки значительно замедляла прогрессирование воспаления половых органов.Важно отметить, что специфический для нейтрофилов дефицит IFNAR1 заметно снижает тяжесть генитального заболевания после инфекции HSV-2, что позволяет предположить, что постоянная передача сигналов IFN вызывает заболевание, прежде всего, воздействуя на нейтрофилы. В конечном счете, эта устойчивая передача сигналов IFN типа I в нейтрофилах способствует выработке провоспалительного IL-18, а терапевтическая нейтрализация этого цитокина также облегчает течение болезни. В совокупности наши результаты предполагают, что ось IFN типа I, нейтрофилов и IL-18 является ключевым фактором генитального заболевания в модели инфекции HSV-2 на мышах, и что устойчивая передача сигналов IFN типа I является ключевым фактором в различении патогенных и непатогенные реакции нейтрофилов во время вирусной инфекции слизистой оболочки.

    IFN типа I — это передовая линия защиты от вирусной инфекции, но модели хронической вирусной инфекции, включая вирус лимфоцитарного хориоменингита (LCMV) (Teijaro et al., 2013; Wilson et al., 2013), вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) ( Meier et al., 2009; Rotger et al., 2010; Sedaghat et al., 2008; Taleb et al., 2017) и вирус обезьяньего иммунодефицита (SIV) (Harris et al., 2010; Jacquelin et al., 2009 ), выявляют пагубный эффект избыточной или устойчивой передачи сигналов IFN I типа.Примечательно, что пролонгированная передача сигналов IFN во время хронической вирусной инфекции может способствовать иммуносупрессии через множество клеточных и молекулярных механизмов, а делеция или блокада IFNAR1 во время хронической инфекции LCMV может облегчить иммуносупрессию и усилить долгосрочный вирусный контроль (Cheng et al., 2017; Taleb et al. ., 2017; Teijaro et al., 2013; Wilson et al., 2013). Однако, в отличие от модели LCMV, ранняя блокада передачи сигналов IFN типа I привела к более тяжелому заболеванию и полной потере вирусного контроля после инфицирования HSV-2, подобно инфекциям, происходящим на генетическом фоне с дефицитом IFNAR1 (Iversen et al., 2010; Иверсен и др., 2016; Ли и др., 2017; Leib et al., 1999; Reinert et al., 2012; Wang et al., 2012), что указывает на раннюю противовирусную роль (Lee et al., 2017; Luker et al., 2003). Скорее, только терапевтическое ингибирование устойчивой передачи сигналов IFN уменьшало заболевание без нарушения вирусного контроля, таким образом обнаруживая ранее недооцененное временное разделение противовирусных и иммунопатологических эффектов передачи сигналов IFN типа I во время инфекции HSV-2. Источник устойчивого производства IFN типа I, который способствует иммунопатологии после генитальной инфекции HSV-2, в настоящее время неизвестен.Также неясно, почему продукция IFN типа I поддерживается во время HSV-2, но не после генитальной инфекции HSV-1. Наши данные указывают на небольшую задержку в контроле инфекции HSV-2 по сравнению с HSV-1 при 6 и 7 d.p.i., но это не коррелировало с различиями в уровнях IFNβ между инфекциями HSV-1 и HSV-2. Различия в распространении вируса в нервной системе (Lee et al., 2020) или функции вирусных белков могут объяснять различия в продукции IFN типа I и, в конечном итоге, серьезность заболевания.HSV кодирует многочисленные белки, которые могут подавлять продукцию IFN типа I и регулировать сигнальные пути (Christensen et al., 2016; Lin and Zheng, 2019; Melroe et al., 2004), что позволяет предположить, что продукция IFN типа I, вероятно, происходит из клетки тип, не зараженный напрямую. Хотя плазмацитоидные дендритные клетки (pDC) известны как надежные продуценты IFN типа I, они, по-видимому, играют ограниченную роль во время генитальной инфекции HSV-2 (Swiecki et al., 2013), что указывает на альтернативный источник IFN типа I, такой как обычные DC (Wilson et al., 2013). У людей IFN типа I может быть обнаружен в активных участках поражения во время повторяющихся эпизодов (Peng et al., 2009; Roychoudhury et al., 2020), хотя уровни не коррелируют с ограничением репликации вируса (Roychoudhury et al., 2020) . Это повышает вероятность того, что индукция IFN типа I не может быть противовирусной и может способствовать образованию язвы, хотя эту гипотезу еще предстоит проверить. Сообщается, что нейтрофилы человека от женщин также гиперчувствительны к IFN типа I (Gupta et al., 2020). Хотя частота рецидивов клинических заболеваний у мужчин и женщин с генитальным герпесом схожа (Wald et al., 2002), различия в чувствительности нейтрофилов к интерферону I типа могут иметь значение для полозависимых механизмов развития язвы.

    Сообщалось, что синергетические эффекты передачи сигналов цитокинов важны для максимизации клеточных ответов на инфекцию за счет усиления совместных или независимых молекулярных программ (Bartee and McFadden, 2013) или посредством перекрестной регуляции путей передачи сигналов рецепторов (Ivashkiv and Donlin, 2014). ).При инфицировании активность нейтрофилов может сильно модулироваться множеством IFN в различных тканях. ИФН типа I (Ank et al., 2008), типа II (Iijima et al., 2008; Lee et al., 2020) и типа III (Ank et al., 2008; Lee et al., 2020) — это все устойчиво продуцируется во время инфекции HSV-2. В то время как IFN типа I и типа II имеют решающее значение для контроля репликации HSV-2, эндогенные IFN типа III, по-видимому, не влияют ни на тяжесть заболевания, ни на вирусный контроль, хотя экзогенное применение IFN типа III может снизить вирусную нагрузку (Ank et al., 2008; Анк и др., 2006). Экспрессия рецептора IFN типа III, IFNLR, ограничена очень немногими типами клеток, включая нейтрофилы и эпителиальные клетки (Blazek et al., 2015; Mahlakõiv et al., 2015; Sommereyns et al., 2008). Поскольку эпителиальные клетки являются основной мишенью для репликации HSV-2, анализ действия IFN типа III в компартментах нейтрофилов и эпителиальных клеток может выявить более подробную картину роли, которую играют IFN типа III. Влияние одновременной передачи сигналов IFN типа I, II и III на функцию нейтрофилов в настоящее время неясно, и из-за важности этих молекул в борьбе с инфекцией потребуются клеточно-специфические модификации экспрессии рецепторов, чтобы лучше понять их влияние на функцию нейтрофилов. .

    Стимуляция нейтрофилов интерфероном I типа in vitro приводит к усилению регуляции многих общих ISG, а также воспалительных генов, включая IL-18 (Galani et al., 2017). Важно отметить, что IFN типа I может по-разному регулировать экспрессию IL-18 и IL-1β, другого цитокина семейства IL-1, активация которого зависит от опосредованного каспазой расщепления (Zhu and Kanneganti, 2017). Неясно, продуцируют ли нейтрофилы этот цитокин напрямую в нашей модели инфекции и зависит ли продукция IL-18 от активации инфламмасом.Поскольку HSV также кодирует белки, которые могут ингибировать активность инфламмасом (Maruzuru et al., 2018), одна из возможностей заключается в том, что IL-18 продуцируется клетками, которые не инфицированы HSV, такими как нейтрофилы. В качестве альтернативы сообщалось, что нейтрофильные протеазы, высвобождаемые во внеклеточное пространство, расщепляют и активируют цитокины proIL-1, которые секретируются другими клетками, независимо от каспазы-1 (Clancy et al., 2018; Robertson et al., 2006; Sugawara et al., 2001), предполагая механизм, с помощью которого нейтрофилы могут модулировать уровни IL-18, не секретируя непосредственно цитокин.Наши данные показывают, что наряду с нейтрофилами, IL-18 присутствовал в эпителии в клетках, которые находятся в непосредственной близости от инфильтрирующих нейтрофилов. Хотя мы еще не подтвердили, является ли этот обнаруженный IL-18 биоактивным, наши данные ссылаются на несколько источников и механизмов, с помощью которых патогенный IL-18 продуцируется во время инфекции HSV-2.

    Во время вагинальной инфекции HSV-2 IL-18 стимулирует NK-клетки к быстрой выработке противовирусного IFNγ (Lee et al., 2017) и считается важным для организации защитного врожденного иммунного ответа.Соответственно, мыши с дефицитом IL-18 более восприимчивы к инфекции HSV-2 (Harandi et al., 2001) и инфекции HSV-1 (Fujioka et al., 1999; Reading et al., 2007), предположительно из-за нарушения регуляции врожденная продукция IFNγ и потеря вирусного контроля. Наше исследование раскрывает новый аспект биологии IL-18 во время инфекции HSV-2, и что, как и передача сигналов IFN типа I, может иметь место временный компонент эффектов IL-18 во время инфекции HSV-2. В настоящее время механизм, с помощью которого IL-18 способствует развитию заболевания во время генитальной инфекции HSV-2, неизвестен.В кишечнике роль IL-18 сбалансирована между защитой и патологией (Jarret et al., 2020; Nowarski et al., 2015). Роль IL-18 во время инфекции HSV-2, по-видимому, аналогична сложной, и потребуются дальнейшие исследования для определения компартмента, на который действует IL-18, и последующих эффектов передачи сигналов IL-18. Кроме того, хотя наши результаты демонстрируют важную роль IL-18, снижение тяжести заболевания не было таким значительным, как терапевтическая блокада IFNAR в нашей модели инфекции HSV-2.Учитывая сложный ответ, вызываемый IFN типа I, наши данные предполагают, что другие IL-18-независимые, IFN-зависимые механизмы, которые способствуют воспалению гениталий, еще предстоит выяснить. Тем не менее терапевтическая нейтрализация IL-18 снижает риск заболевания без изменения вирусных титров в нашей модели, что позволяет предположить, что IL-18 не влияет на T-клеточно-зависимую продукцию IFNγ (Milligan and Bernstein, 1997; Nakanishi et al., 2009). или прямая противовирусная активность. Как показали предыдущие исследования, IL-18 также незаменим для стимуляции IFNγ за счет адаптивных иммунных ответов памяти (Harandi et al., 2001), IL-18, наряду с IFN типа I, может представлять привлекательные мишени для терапевтических средств, направленных на уменьшение воспаления при генитальном герпесе.

    .
    alexxlab

    *

    *

    Top